Безработица — приговор или образ жизни?

К сожалению, в российских селах уровень незанятого населения довольно высокий. Нехватка рабочих мест и отсутствие предприятий приводят к оттоку населения. Сокращение ставок на оставшихся должностях — к низким зарплатам. В целом же небольшая численность населения является своеобразным «гарантом» низкого уровня жизни.

Строить новые предприятия, школы и детские сады, благоустроенные дома, крупные магазины с богатым ассортиментом, организовывать разнообразный досуг для нескольких десятков человек с дыркой от бублика в кармане экономически не выгодно. Замкнутый круг, заложники которого обязаны молча и терпеливо сносить все невзгоды или покидать обжитые места. Не удивительно, что оставаться патриотом своей малой родины в таких условиях — поступок практически героический. Помимо поэтических натур и патриотов, воспевающих родную деревню, существует и другая категория сельских жителей — которым больше некуда податься: обросли семьей, привычками, не приспособлены к городской жизни. Есть люди, которые выпивают, но такие, пожалуй, есть везде.

Не вызывает сомнений и то, что список вакантных специальностей с каждым годом уменьшается, а реализовывать свои способности за достойную оплату становится все сложнее.

Наша собеседница Марина — безработная (по ее просьбе имя изменено). Она рассказала о проблемах, заботах и трудностях, связанных с отсутствием работы на селе.

— Я приехала в село в 2002 году. По профессии — штукатур-маляр. Ремесло востребованное. Сразу устроилась на работу по своей специальности. Потом вышла замуж, родила дочку. После декретного отпуска на прежнее место работы не вернулась, так как труд с кистями и мастерком в руках не из легких. Муж недолго проработал в совхозе, а потом уволился. Так мы вместе стали безработными, — поделилась женщина.

— Добровольное лишение постоянного заработка нас не пугало. На селе зимой и летом работы всегда много: дров наколоть, картошку прополоть, с ремонтом в квартире помочь односельчанам. Так и перебивались. Получение пособия «по безработице» — большое подспорье в финансовом плане, хотя выплаты мизерные. Лето для нас было горячей порой. Мы с мужем ягоды собирали: чернику, морошку, клюкву, бруснику — и в заготконторы сдавали. Наша выручка зависела от количества собранных ягод. В урожайные годы можно было прожить безбедно. Крупу, сахар, муку впрок закупали. Даже телевизор и стиральную машину приобрели.

Большие зарплаты и покупки вместе отмечали, как заведено. Семейные посиделки заканчивались скандалами. Даже дочь не стеснялись. Характер у мужа крутой был — часто кулаки распускал, да и я не из робкого десятка. В одну из таких ссор он шестилетней дочери ногу сломал. Нечаянно. Дело получило широкий резонанс — даже статью в «районке» опубликовали. После этого случая моя жизнь круто изменилась: меня лишили родительских прав, а муж свел счеты с жизнью — испугался ответственности перед законом. Так я осталась одна.

Пришлось надеяться только на свои силы. С работой в селе всегда было не ахти как. Переезжать в поиске лучшей доли не стала. Шли годы. Постоянного места работы в деревне найти не удавалось. Куда не придешь, везде следовал один ответ: «Не требуется!» Несколько месяцев ездила работать в зверосовхоз в поселке Пряжа. К этому времени меня стало подводить здоровье. Уволилась.

Сейчас я не работаю. Живу на пособие, которое получаю на почте. Но его хватает ненадолго — заплатить за свет и купить немного продуктов. Помогают выжить любимые занятия: шитье, вязание и ремонт одежды. За мои услуги односельчане расплачиваются небольшими деньгами и продуктами. Вчера, например, я борщ сварила.

В одежде я тоже нужды не имею — люди делятся. В доме тепло — соседи старый дом разобрали и разрешили мне на дрова взять. Так и живу. Сотрудники Центра занятости предлагали выездную работу в совхозе, но я отказалась. Труд там тяжелый — мне не под силу, — сообщила собеседница.

Алина ГАПЕЕВА