Эссойльские мамы

Светлана ПесельниковаМама — путеводная звезда в жизни практически каждого из нас. Под ее колыбельные мы засыпали в детстве, а потом уже она засыпала, помогая нам с домашним заданием. Ранние подъемы, чтобы приготовить завтрак. И работа, чтобы обеспечить нас всем самым необходимым и даже сверх этого. Выходные — в стирках. Домашние пироги с пылу с жару. Самые нежные руки на свете. Нельзя описать всех мам в нескольних предложениях, ведь каждая из них уникальна. Не вызывает сомнений одно — не так страшна мама, как дети ее рисуют.

А какие они, мамы нашего района? Сегодня историями из своей жизни поделятся жительницы Эссойлы.

Валентина ЛевшуноваБригада как семья

Так получилось, что мать четверых детей Валентина Левшунова, сама родилась в многодетной семье. Ее мама Елена Федоровна жила в Корзе, ухаживала за лошадьми, после смерти мужа (Вале, когда папа умер, было всего три годика) долгое время одна тянула четверых детей. «И за плугом ходила, и валенки подшивала всей деревне, да и работа в совхозе была тяжелая. Вообще, жизнь в большой семье непростая, много нужно сил, чтобы всех детей на ноги поставить, но и дети растут старательными. В целом же у меня есть ощущение, что я повторила судьбу мамы», — уверена женщина.

«Также родила четверых детей: Елену, Алексея, Иру и Виктора. Потеряла первого мужа... И сына — Лешу. Все горькие утраты в жизни помогла пережить дружная бригада из совхоза, которому я посвятила практически всю свою жизнь. Пришлось поработать в полеводстве: сажали однолетние растения для скота, заготавливали сено, делали сенаж. А потом, когда подходила пора убирать траву с полей, перекидывали вилами объемные тюки на кузовную машину. Да и удобрений в тяжелых мешках немало пришлось перетаскать. Бригада в 15 человек должна была заготовить корма для поголовья в 1,5 тысячи. Хуже всего приходилось зимой — иди отдолби ломом несколько метров промороженного силоса. Нормы не выполнишь — денег не будет. Зарплаты на такую большую семью не всегда хватало, поэтому порой приходилось и вагоны с углем для котельной вечерами разгружать. Какое-то время довелось мне и на телятнике отработать — когда не хватало животноводов, но по состоянию здоровья вернулась в родное полеводство.

Жили сначала в деревянном доме, на втором этаже, это уже потом переехали в благоустроенную квартиру. Надо было туда и дров, и воды натаскать, а сколько еще и вытаскать обратно, особенно во время стирок. Был свой огород, поросята.

Дети у меня — очень самостоятельные. Летом собирали на болоте ягоды: клюкву, морошку. Когда сыновья подросли, старались делать по дому всю мужскую работу. Старшая же дочь Лена — моя главная помощница: и готовила, и убирала, и младших детей из садика забирала, и с уроками помогала. Дружно жили. А работала много, так куда деваться, семья-то большая — всех надо было на ноги поставить», — рассказала Валентина Левшунова.

Королевский наборСветлана Песельникова

«Я осталась без мамы в 29 лет, была бы она со мной, наверное, все как-то по-другому сложилось», — считает процедурная сестра Эссойльской амбулатории Светлана Песельникова.

«Пятый ребенок в семье, всего было 7 детей. Жили мы в старом доме в Корзе. Помогали родителям во всем. Они у меня были большими тружениками. Мама Евдокия Семеновна работала в совхозе, папа Виктор Андреевич — на железной дороге. Все свое — и молоко, и мясо. Выращивали бычка, отвозили на мясокомбинат, на эти деньги одевали. Никто из нас не был белоручками, и своих детей так воспитываю.

Замуж вышла в 26 лет, я уже в то время работала в Эссойльской амбулатории, супруг тогда был водителем на ПМК, сейчас — водитель на скорой. Когда поступила в Петрозаводское медицинское училище, не была уверена, что мое. А сейчас хочется маме сказать спасибо за то, что настояла на том, чтобы я доучилась. Наверное, одним из самых трудных моментов была трехлетняя практика в детском санатории, в Кончезере. 80 детей — на одну медсестру, было мне 19 лет, там я как-то сразу повзрослела и научилась работать на совесть.

Зная, как тяжело приходится большой семье, думала, что будет у меня всего один ребенок — дочь Виктория. Но так вышло, что в 41 год родила двойняшек, мальчика и девочку, Карину и Сашу. Мне врачи говорили — королевский набор, но как же это было сложно. Это надо было выжить первое время. В декретном сидела только до 8 месяцев, пособие давали — 1700 рублей на каждого. При всем при этом ютились впятером в однокомнатной квартире. Пришлось брать кредит, чтобы улучшать жилищные условия. А тогда — ни материнского капитала, ничего не было. Конечно, вышла на работу. С мужем посменно сидели с детьми. Ну, а про старшую дочь и говорить нечего — во всем была моей поддержкой и опорой. Наверное, немного выдохнуть у меня получилось только, когда детям исполнилось 1,5 года и они пошли в садик. Я, наконец-то, стала все успевать, тут же появилось много свободного времени. Все думала, какая же чудесная вещь — детский сад. А сейчас мои двойняшки заканчивают 11 класс. Пора ЕГЭ, время, когда нужно будет определяться с будущей профессией. Очень переживаю. Моя старшая дочь Виктория пошла по моим стопам, тоже связала жизнь с медициной. Сейчас работает в Петрозаводске», — сообщила Светлана.

Все для детей

Валентина Седляревич приехала в Эссойлу из Кинелахты.

Валентина Седляревич«Дома в детстве практически не жила. Не получилось у отца с матерью жизни. Да и не очень я была по здоровью крепкая. Из одного санатория — в другой, а два года провела в детдоме из-за обстановки в семье. Нас было пятеро: четыре брата и я. Отец сначала в лесопункте механиком работал, а потом предложили в Эссойле работу по этой же специальности, в ПМК-10.

Когда школу закончила, долго не могла с будущей профессией определиться, в итоге выбор пал на лесной техникум. Правда, в лесничестве мне работать не пришлось, всю жизнь до самой пенсии проработала в совхозе телятницей. Не по призванию работала — по необходимости. Но всегда помнила наставление тети Оли Тестовой, одной из уважаемых телятниц: «Знаю, что тебе эта работа не очень нравится, но работать надо так, чтобы, когда ты ушла, о тебе не сказали плохо». Она вышла на пенсию, а мне свою жилетку передала, так я в ней и доработала тоже практически до самой пенсии ( на год раньше пришлось уйти из-за проблем со здоровьем). Конечно, жилетка самая обыкновенная была — рабочая. А я ее даже красиво обшила.

Время было такое, что очень мне повезло, что свободный диплом выдали, — мать от нас тогда уехала, мне нужно было помочь братьев младших поднимать. Судьба так сложилась, и педагог из техникума не только мне с дипломом помогла, но и с трудоустройством — благодаря ее содействию пошла в ПМК работать: была и нивелировщиком, и кассиром в бухгалтерии. Ну, а после того, как встретила будущего мужа и родилась моя первая дочь Наташа и по совету свекрови пошла работать в совхоз.

Родила еще троих детей: Юлю, Катю и Антона. Большая семья есть большая семья. С мужем работали посменно. Честно говоря, 30 лет до пенсии пролетели как один день. Вставала в начале четвертого, чтобы детей в школу собрать, ложилась уже после 10 вечера, а то и 12 ночи. Спала от двух до 4 часов в сутки. Ну и, чтобы прокормить семью, возделывали 4 картофельных поля, выращивали живность: бычков, поросят, кур. Муж Анатолий у меня охотник и рыбак, его увлечения тоже были нашим подспорьем. Работали много, поставили цель всех детей выучить и дать им путевку в жизнь. Самые сложные годы на комплексе пришлись на работу в родильном отделении для телят. Было время, после объединения комплекса и центральной фермы, что на одну телятницу по 200 животных приходилось... Сам по себе труд тяжелый, физический, к нему прибавлялись постоянные недосыпы, а ведь дома тоже свое хозяйство. Там и посадки, и сборы урожая, и сенокосы, и скотина ухода требовала. Дети у меня замечательные. Постоянная взаимовыручка и желание помочь. Сегодня все уже взрослые, живут кто где: старшая в Финляндии, средняя — в Петрозаводске, младшие — в Санкт-Петербурге. И я могу ими гордиться. А еще у меня двое любимых внуков», — поделилась Валентина Седляревич.

Записала Ксения СОРОКИНА