Ирония судьбы, или Пить вредно

(По мотивам рассказа сельского священника)

Эта история случилась в новогоднюю ночь в одном из сельских храмов. Она не является плодом воображения автора и написана с целью предупредить читателей от чрезмерных возлияний в ночь на 1 января.

В то время, когда космические корабли бороздят просторы Вселенной, а за праздничным столом звучат тосты за здоровье и счастье в Новом году, отец Федор традиционно служит литургию, усердно молясь за соотечественников великомученику Вонифатию (от пьянства) и преподобному Илье Муромцу (от мордобоя). Так сложилось, что память этих святых почитают именно 1 января.

В храме в праздничную ночь, по обыкновению, из людей были отец Федор да свечница баба Нина. Перед образами святых горели свечи, звучала тихая молитва священника, а за окном то и дело раздавались взрывы фейерверков, возгласы поздравлений и обрывки песен. Баба Нина старательно крестилась, вслушиваясь в каждое слово батюшки. Как вдруг в дверях храма в облаке морозного воздуха появился еще один прихожанин, принявший на грудь изрядную порцию веселительного напитка. Видимо, в силу этого обстоятельства мужчина спутал светящиеся огни в окнах храма с эпицентром очередного застолья. Войдя в Божию обитель, молодой человек шатающейся походкой двинулся к алтарю, предвкушая продолжение банкета.

Свечница неожиданного гостя рассматривала в явном недоумении: впервые в храм пришел человек в одной рубашке, в съехавшем набок красном колпачке и легкомысленно свисающей мишуре.

— Вы откуда? — священнослужитель преградил мужчине дорогу.

— Я от Бога! — с серьезным видом ответил посетитель.

Противоречить отец Федор не стал. Он устало вздохнул, посадил «божьего посланника» на рядом стоящую лавку и продолжил молиться святым. Баба Нина с опаской поглядывала на покорно сидящего мужчину. В конце-концов, не то пузырьки выпитого шампанского возымели на мужчину снотворный эффект, не то спокойная атмосфера храма подействовала — гость умиротворенно растянулся на лавке и заснул. Пожилая женщина заботливо укрыла его покрывалом, а за окном продолжали звучать залпы салютов, освещая яркими красками ночное небо.

Под утро ликующее настроение населения стало сходить на нет. В окнах, наконец, погасли огни, а на горизонте забрежил рассвет. Надо сказать, что к этому времени мужчина успел выспаться и слегка протрезветь. Взъерошенные волосы, помятое лицо и испарина на лбу красноречиво выдавали его тяжелое состояние. Поэтому разлепить полусонные веки ему удалось с трудом. Каково же было удивление молодого человека, когда, открыв глаза, он обнаружил себя в горизонтальном положении в центре храма, надо сказать, что образы святых, горящие свечи, баба Нина в обрамлении седых волос навеяли на него страшные мысли. Осознав, что происходящее вокруг — не отголоски сна, он рывком встал со скамейки и заметался по храму в поисках выхода, и, обнаружив двери, молниеносно исчез, оставив на полу яркий колпак и потрепанную мишуру.

Что случилось с «божьим посланником» впоследствии — остается загадкой. Возможно, это история о том, как святой Вонифатий напрочь отбил тягу к спиртному, даже по большим праздникам.

Алина ГАПЕЕВА