Источник прибыли

Естественно, у многих читателей назрел вопрос — неужели гнать питерские мусоровозы за несколько сотен километров выгодно?

Согласно источнику издания, разгрузка одной машины на нашей свалке стоит примерно 12 тысяч рублей, еще 8 тысяч потребуется, чтобы перегнать ее из Санкт-Петербурга. А вот на то, чтобы разгрузить мусор на мусороперерабатывающем заводе в Северной столице, уйдет аж 70 тысяч рублей. Экономия налицо.

Помимо руководства компании, пожалуй, только одна семья в Пряже испытывает искреннюю радость от запредельного количества мусорных отходов. Ведь мусор — это не только удушливая вонь, гибель зверей и птиц, ущерб экологии, но и источник ценного металла, который, правда, требует переплавки. Да и свалка может стать настоящим убежищем для неприхотливого (в высшей степени неприхотливого) человека.

Ни для кого не секрет, что свалка — место довольно безрадостное. Далекий от эстетики пейзаж дополняют крысы, птицы, которые, словно тайфун, взмывают в небо при малейшем приближении человека, и собаки, чьи горящие глаза и злобное рычание по ночам, могут довести заплутавшего путника до сердечного приступа.

Именно здесь, среди сосен, неподалеку от мутного противопожарного водоема, находится убежище целой семьи отверженных, но не отчаявшихся индивидов, от которых веет яркой индивидуальностью, прямо скажем, по всем статьям. Они упорно, на протяжении многих лет занимаются ведением своего небольшого бизнеса — собирают и переплавляют металл. Работа, бесспорно, грязная и вредная для здоровья. Но при этом приносит свой маленький доход: 100 рублей платят за килограмм меди, 20 — алюминия. Металл обжигают осторожно — в старой ванне рядом с водоемом, в котором порой купаются (по непроверенным данным, высота воды в этом искусственном источнике — по пояс мужчине среднего роста).

Жизнью на свалке эти люди вполне довольны. Правда, пару раз приходилось лицом к лицу сталкиваться с волком, которого не испугал даже костер. Собак же, которые изредка устраивают «разборки» с себе подобными, они и вовсе не боятся. Одного пса с рыжеватой шерстью называют Рыжиком и, по всей видимости, подкармливают.

Изредка, после злоупотребления горячительными напитками, жители этого маленького и изувеченного мирка остаются спать прямо здесь, в лесу. Для этих целей за деревьями накиданы старые матрацы, которые закрывает импровизированный тент. У потухшего, чадящего костра можно найти старую сковородку и другие предметы скромного быта. И даже устланная мусором земля аппетит не отбивает. Как говорится, каждому свое…

Огонь и вонь

Жителей Подмосковной или Ленинградской областей серым и вонючим облаком дыма над свалкой не удивишь. Правда, вредные примеси, которые отравляют воздух, людей, проживающих в окрестностях горящих полигонов, не слишком-то радуют. А гореть в обители мусора всегда есть чему: бумага, полиэтилен, пластик. Чтобы избежать возгорания, в строгом соответствие с инструкцией по эксплуатации свалок необходимо делать изолирующий слой из инертных материалов (глина, песок) в летнее время ежедневно, а в зимнее время через 3 дня, а также отсыпать откосы инертными материалами. Не стоит забывать и о том, что при сгорании большая часть отходов выделяет вредные для жизнедеятельности канцерогены, а практически все органические остатки — газ метан.

Плюс ко всему свалка неоднородна: в ней есть воздушные карманы, а это значит, что потушить ее очень сложно. Но несмотря на то, что пожар на свалке — чрезвычайная ситуация, пожарные не обязаны тушить этот объект, так как он не угрожает жизни людей и находится вдали от населенного пункта.

В последний раз длительный пожар на свалке, а если быть точнее, возгорание отходов, которые не представляют материальной ценности, произошло в 2016 году. Потушить его, судя по рассказам участников, удалось только при помощи пожарного водоема, который на данный момент порядком обмелел, так как пополняется водой только из естественных источников (осадки и пр.).

В целом же при возникновении неконтролируемого огня именно арендатор должен принимать меры по ликвидации возгораний на свалке, а также по предотвращению таковых.

Активисты на страже

Круглые сутки у свалки неусыпно бдят активисты, чтобы ни один из мусоровоз не проскользнул мимо незамеченным. В случае проникновения на территорию свалки мусоровоза с номерами другого региона, согласно Дорожной карте Карелии, договор с арендатором свалки может быть расторгнут. Эту цель и ставят перед собой активисты.

Дежурят по сменам: женщины в основном днем, мужчины — ночью. Для того, чтобы дежурства проходили в более комфортной обстановке, местное лесничество выделило общественникам УАЗик. За время, проведенное на «боевом посту», активистам приходилось общаться и с руководством свалки, и с Минприроды, и с главой администрации. Приходят проведать общественников и лесничие.

— В 2014 году, когда родился внук и я вышла на пенсию, мы купили дом в Пряже, до этого мы с мужем, у него была инвалидность 2 группы (он требовал особого ухода), жили в Петрозаводске. В Пряже находился мой отчий дом, нашу семью Колесниченко здесь все хорошо знают. Когда переехали сюда 4 года назад, я занималась в основном домом и мужем. А после его смерти появилось много свободного времени, которое хотелось использовать на благо поселка. И я просто не могла обойти стороной проблему свалки. Мы живем в северной части Пряжи. Летом в озере купаться нельзя, так как вода изобилует перьями чаек, которые живут на свалке, и их фекалиями, и никто не может с полной уверенностью сказать, что они не переносят заразу, ведь не случайно столько мертвых птиц можно увидеть вдоль берега. Помимо этого, их крики не дают спокойно отдыхать, с четырех утра только и слышится «мой-мой-мой-мой». Кроме того, когда ветер дует со стороны свалки, на нашей улице дышать нечем.

На свалке я уже отдежурила три смены, от двух до восьми часов. Стараемся, чтобы дежурство было круглосуточным. Пока ни один мусоровоз на свалку проехать не смог, но они проезжали мимо. Как только увидят кого-нибудь из активистов, сразу разворачиваются. В целом же общественный контроль будет стоять до последнего, пока ситуация с мусором из Ленинградской области не будет решена, — сообщила Вера Тарасова.

По словам организаторов общественного контроля, желающих дежурить на свалке за счет своего личного времени очень мало, примерно 10 человек. Обращения в социальной сети «ВКонтакте» с просьбой принять участие в дежурствах на свалке также не вызывают откликов у пряжинцев.