Как в сказке бывает все, так и в жизни…

Слева — супруг Марии Иван ГришкинНам посчастливилось познакомиться с нашей односельчанкой Марией Николаевной Гришкиной. Зимним декабрьским вечером, предварительно договорившись о встрече по телефону, мы стояли на пороге ее чистенькой и уютной квартиры. Узнав о цели нашего визита, Мария Николаевна смущенно сказала: «Жизнь как сказка! Как в сказке бывает все, так и в жизни. Бывают хорошие дни, бывают пасмурные и плохие… Ничего не поделаешь. Вот так и жизнь прошла».

Гришкина Мария НиколаевнаРебенок военной поры

29 марта далекого теперь 1934 года в молодой семье Татьяны Лукиничны и Николая Васильевича Дутиковых родилась первая дочь — Мария, Маша, Машенька. Тогда они проживали в Заонежье (ныне Медвежьегорский район), в деревне Конда. Вскоре после рождения ребенка переехали в Петрозаводск, а в родовом доме Дутиковых осталась жить бабушка Марии Николаевны. В городе у родителей появились на свет еще две девочки и мальчик.

В мае 1941 года, в возрасте 38 лет, отец Марии умер. Мама осталась одна с тремя дочерьми и младенцем-сыном (он родился незадолго до смерти отца) на руках. В памяти Марии Николаевны сохранился печальный эпизод того дня: «Помню, квартира у нас была на Герцена. Мама сказала, что папа умер. Это осталось в памяти, и всю грусть я эту помню. Я сидела за домом на дровах, плакала и плакала…»

В июне 1941-го маленькая девочка впервые услышала слово «война». Оно звучало повсюду. Для семилетней Маши это слово было и страшным, и непонятным. В Петрозаводске объявили об эвакуации мирного населения. Мать с малолетними детьми должны были эвакуировать в первую очередь, но в Заонежье осталась свекровь. Татьяна Лукинична приняла решение поехать за ней и вместе отправиться к месту эвакуации. Они еще не знали, каким долгим окажется обратный путь...

Прибыв в деревню Конда, семья оказалась в тылу врага — все Заонежье было оккупировано финнами. Мария Николаевна не помнит, сколько времени и как они там жили. В сердце осталось одно яркое воспоминание, наверное, сильно тогда поразившее детское воображение: «Я помню большой дом на берегу Онежского озера. Зимой финны в белых халатах на лыжах по берегу едут-едут...»

Через какое-то время оккупанты отправили всю семью обратно в Петрозаводск, в концентрационный лагерь. Там умерли бабушка и маленький братик. «Ничего не помню об этом времени. Как черная полоса, все стерлось. Да и маленькая я была…» — говорит Мария Николаевна. После долгих и мучительных шести месяцев финны, узнав, что мама — карелка, отправили семью Дутиковых на оккупированную территорию в Пряжинский район, в деревню Коккойла, где умерла одна из трех сестричек. Пряжинские родственники, узнав, что они находятся в районе, перевезли их в Пряжу.

В сентябре 1942 года Мария пошла в школу. В то время там работали финские учителя и обучение велось на финском языке. А учителя были строгие, ходили на уроке с линейкой в руках, требовали, чтобы, если кто-то нашалил, все клали руки на стол, а потом линейкой били по рукам.

Когда в 1944 году советские войска стали освобождать наши земли от захватчиков, всех жителей Пряжи эвакуировали в Логинову Сельгу. Мария Николаевна вспоминает: «Помню, самолеты летают и бросают листовки: «Не бойтесь возвращаться в Пряжу! Пряжа освобождена!» Так Татьяна Лукинична с двумя выжившими дочерьми вернулась обратно, в свободную, но разрушенную Пряжу. Много строений сгорело, как будто и не было их. Нарушилась четкая вереница домов вдоль Пряжинского озера. То там, то здесь дымились, выглядывали черными, обугленными пятнами места, где совсем недавно стоял чей-то родной дом. Ребята продолжили учиться уже в советской школе.

Детство было!

Семья Дутиковых жила бедно. Маме, чтобы как-то прокормить дочерей, приходилось много работать в колхозе. И, хотя дома ее руки удивительным образом до всего доходили и все успевали, Марии с сестрой доставалась немалая часть забот: ухаживать за огородом, заготавливать сено скоту, носить воду, готовить еду. И делалось все это помимо учебы в школе, помимо домашних заданий. Так война диктовала законы жизни и для детей.

А было ли детство у тех ребятишек? Было! Со всеми свойственными этому возрасту радостями. Хватало времени на всякие забавы, выдумки, игры, из которых пряжинские дети особенно любили лапту. А еще во владении ребятни было Пряжинское озеро. Летом купались, ловили рыбу, просто фантазировали, мечтали, сидя на берегу. Зимой водную гладь сковывал лед — тоже на радость. Катались на коньках и санках. Возвращались домой румяные, замерзшие и счастливые! Бегали на ближайшее озеро Шаньгимо.

Мечту осуществить не удалось

Пряжинскую школу Мария окончила в 1949 году. Поступила в Петрозаводский дошкольный техникум. Очень хотела стать воспитателем. Но в суровые послевоенные времена мечту осуществить не удалось — из-за бедности. Мама тянула всю семью одна. Пришлось Марии оставить учебу и вернуться обратно в Пряжу. Устроилась ученицей в контору Пряжинского сельпо. В 1952 году стала работать статистом в управлении министерства заготовок по Пряжинскому району. Проработала 4 года, до упразнения организации. В 1956 году вновь вернулась в сельпо, став счетоводом. Мария Николаевна работала на совесть, ответственно и добросовестно относилась к своим обязанностям. Главный бухгалтер, Макаров Михаил Петрович, отметил эти качества и в 1975 году отправил ее на курсы повышения квалификации при Петрозаводском кооперативном техникуме. В 1984 году Марию Николаевну назначили начальником отдела по учету кадров и заработной платы. Так и проработала в торговле 57 лет.

Иван да Марья

В 1951 году в родной поселок, к родителям, вернулся с войны с Японией молодой фронтовик Иван Гришкин. Дом их во время освободительных боев был разрушен. Родители же проживали в многоквартирном доме, на первом этаже, а Мария с мамой и сестрой — на втором. Иван сразу устроился в кинодирекцию, радовал односельчан новинками кинематографа, строил дом на месте разрушенного (ул. Советская, 147).

1 января 1954 года Иван да Марья соединили свои судьбы. Молодую жену Иван ввел в новый дом. Так и стали жить-поживать, в ладу и согласии. Через три года родилась у счастливой пары дочь Галина. Росла она на радость родителям умницей, помощницей, активной спортсменкой. Сейчас Галина живет в Вытегре, у нее четверо детей, а у внуков уже свои дети — правнуки нашей героини.

Ивана Федоровича не стало в 2007 году. Вот уже больше 10 лет прошло, а в душе Марии Николаевны ее Иван — живой. Рассказывает о нем, смеется, шутит, а сама украдкой слезу утирает. 53 года прожили они вместе! Трудно приходилось, а были счастливы!

В настоящее время Мария Николаевна проживает в благоустроенной квартире, а в доме — внук Иван с семьей. Дочь, внуки и правнуки — частые гости у бабушки, не забывают ее. С какой заботой Мария Николаевна рассказывает о них, переживает и очень любит каждого из всех своих дорогих родных. Как говорит она сама, душа болит, только бы у них все было хорошо, да здоровы были.

Команда проекта «Судьба человека»
в составе Елены Степановой,
Валерии Фалькиной, Анастасии Батриной