Мусор будет жить

Мусорная проблема есть — это факт, такой же беспощадный, как смерть или болезнь. Если кто-то ждет, что заключительным аккордом моей внушительной статьи станет описание того, как придет кто-то добрый и могущественный и все за нас решит — могу заверить, что это миф. С каждым годом свалка будет только разрастаться. В конечном итоге мусора будет столько, что его таки увидят из Космоса. Перерабатывать отходы никто с вероятностью 99, 9 % не будет, не здесь, не сейчас — это дорого. Все, что мы имеем, это красивые обещания, однако воз и ныне там. Но как же... когда-нибудь свалка переполнится, и «варяги» вынуждены будут уйти.

Небольшое отступление о том, как вопрос с «лишним» мусором «решается» в Московской области (ну да, на уроках литературы нас не учили, что лишними бывают не только люди, но и мусор): когда свалки переполняются, там происходит случайный поджог, самопроизвольное возгорание. Ну разве странно, что что-то начинает гореть там, где скапливается много горючих материалов? Случайный окурок, происки людей, для которых свалка второй дом... Кстати говоря, если загорится метан, который после гниения органических остатков скапливается в воздушных карманах, может произойти взрыв. А дальше клубы дыма и тысячи статей о том, как плохо жить людям, которым приходится дышать не то, что ароматами свалки, а попросту канцерогенами, которые будут подтачивать здоровье.

Почему нас никто не сможет защитить? Свалок много, они повсюду. Мы не первые и даже не в топе-10 страдальцев. Как исправить ситуацию? Самим. Идти в общественный контроль. Да, можно сколько угодно искать виноватых, но это не изменит того факта, что в один не самый светлый для Пряжи день дышать здесь станет нечем. Силы активистов, которые готовы пропускать и фиксировать мусоровозы с чужого региона, не безграничны. Их 10, в Пряже более 3 500 тысяч людей.

Сергей СедлецкийПравовые коллизии

Теперь несколько слов о том, с чего все началось, почему разорвать договор с ООО «Полигон» трудно и как можно помочь районной администрации отправить «варягов» на исконную Родину. Моим проводником в мир правовых коллизий стал исполняющий обязанности главы районной администрации Сергей Седлецкий.

Итак, шел 2011 год. Между районной администрацией и КУМИ был заключен договор аренды земельного участка площадью около 62 тысяч квадратных метров. В шапке документа говорится о том, что разрешенное использование земли — свалка. Затем, в 2014 году, на горизонте появился «Полигон» и 3 октября было подписано трехстороннее дополнительное соглашение, согласно которому права на земельный участок под свалку были переуступлены этой фирме. И есть в этом договоре пункт 8 о том, что расторгнуть данное соглашение можно лишь по решению суда. Разорвать же «путы», которые связывают нас с арендатором, в одностороннем порядке не представляется возможным (нет такого пункта в договоре). Одна из лазеек, которая позволила бы расстаться с «Полигоном», — задолженность по арендной плате.

«Ориентировочно через недели две после возложения на меня обязанностей я стал знакомиться с неплательщиками по арендной плате. Одним из тех, кто имел большую задолженность, оказался ООО «Полигон». Я пригласил директора организации Евгения Семыкина, чтобы рассмотреть вопрос о долге и возможном расторжении договора аренды земельного участка. На что они погасили задолженность полностью и с тех пор всегда вносят арендную плату вовремя», — рассказал Сергей Седлецкий.

Усложняется и без того непростая ситуация тем, что согласно букве закона, сегодня земельными участками, собственность которых не разграничена, распоряжается Министерство имущества и земельных отношений, только министерство имеет право заключать или расторгать договора, проводить аукционы. Проще говоря, земельный участок находится в ведении республики,а администрация на сегодняшний день — третья сторона, которая, тем не менее, не собирается умывать руки.

И зазвонил набат

«Первые сигналы, которые поступили в администрацию по поводу деятельности «Полигона», были датированы апрелем. В мае мы провели совещание, на котором предъявили первые претензии к организации. Затем предложили расторгнуть договор в добровольном порядке, ввиду нарушений некоторых пунктов договора. На наше требование последовал письменный отказ. В документе, в том числе, уточнялось, что «Полигон» приобрел оборудование по сортировке мусора. Насколько я понимаю, первоначально организация заявляла о том, что на свалке будут установлены контейнеры для сортировки мусора и построен мусороперерабатывающий завод. На настоящий момент они провели линию электропередач к свалке, а сортировочный цех работает на электричестве, то есть мы не можем опровергнуть утверждения, что оборудование завезено на участок. Хотя, на мой взгляд, у организации было достаточно времени для того, чтобы решить вопрос с переработкой. В целом наш единственный шанс на расторжение договора — это доказать нарушение санитарных и экологических норм, правил противопожарной безопасности и др. Для этого мы накапливаем юридическую базу и ведем переписку с надзорными ведомствами для того, чтобы получить акты, протоколы — реальное подтверждение нарушений», — пояснил и.о. главы районной администрации.

Подводные камни

Как оказалось, еще один нюанс договора аренды от 2011 года заключается в том, что нет там ни слова о том, что отходы из другой области принимать нельзя. Но при этом, исходя из схемы территориального планирования, отходы из другого субъекта Российской Федерации в Карелию завозить запрещено.

«В мае в республике появился региональный оператор по обращению с отходами» — «Автоспецтранс», у которого заключен договор на утилизацию мусора с ООО «Полигон». В этом договоре, по устному заверению руководителя компании Ивана Новикова, прописано, что на свалку, которая находится в Пряже, можно принимать твердо-коммунальные отходы только с Пряжинского района. То есть речь идет о нарушении договора, которое директор «Полигона» Евгений Семыкин подтвердил (опять же в устной форме) на встрече с главой республики. Сейчас за ряд административных нарушений на организацию и ее руководителя выписаны штрафы. Это решение можно будет оспорить в Арбитражном суде. Ввиду нарушений, Росприроднадзор может приостановить деятельность «Полигона» на 90 дней, если, конечно, суд посчитает, что предоставленные по делу доказательства, являются достаточными для такой меры. Если вдруг это произойдет, то региональный оператор может столкнуться с мусорным коллапсом: куда вывозить отходы, если свалка временно прекратит работу? На данный момент, рассматривая такую возможность, мы подыскиваем другие места под свалку, которые находятся в отдалении от населенного пункта и могут быть использованы в будущем для создания там цеха по переработке», — подвел итог Сергей Седлецкий.

Краткий вывод: мы имеем дело со свалкой, которая предполагает складирование определенного класса отходов, то есть нарушением будет считаться, если туда будут завозить отходы, требующие специальной утилизации, к примеру, медицинские. Доказательства нарушений могут предоставить только надзорные органы. Чем больше доказательств по разным пунктам договора будет предоставлено, тем ближе расторжение договора. Главная функция общественного контроля — не стоять грудью, чтобы мусор с Ленинградской области не прошел, а вовремя сообщить в разные ведомства о том, что мусоровозы заехали на территорию свалки, чтобы представители ведомств, в свою очередь, могли оперативно прибыть на место и выявить нарушения (правда, мимо бдительных общественников ни один водитель с «варяжским» мусором с 24 августа проехать так и не решился). А это значит, что чем больше активистов задействовано, тем чаще на въезде у свалки есть человек, который может проинформировать нужные ведомства. Как только административная база будет накоплена, с «Полигоном» можно будет проститься навсегда.