Музыка сердца

Есть люди, похожие на глоток свежего воздуха, ты идешь, разглядываешь видавший виды тротуар под ногами, а потом оборачиваешься на знакомый голос: вокруг осень, холодно так, что впору чечетку зубами отбивать, а человек улыбается, тепло так — по-домашнему, глаза сияют, словно пять минут назад лотерею выиграл или, по крайней мере, услышал комплимент, и ты сам невольно начинаешь улыбаться ему в ответ. Если меня попросят навскидку назвать хотя бы одного такого человека, моим «тузом в рукаве» станет учитель музыки Пряжинской школы Татьяна Рожкова.

Ни слова сожаления

Сидели мы малышней за школьными партами на ее уроках. Старались спинки ровно держать. И улыбались, когда она говорила «внимательно следите за моим пальчиком», а еще, когда Татьяна Даниловна начинала играть на фортепиано, всегда слегка взмахивала головой. В ее кабинете было много музыкальных инструментов, в горшках росли цветы и каждого из нас, ребятишек, она любила.

Показательно, что в марте этого года Татьяна Рожкова получила звание «Заслуженный учитель Республики Карелия», казалось бы, что может быть выше этого?

5 сентября стояла я на сборе-старте школьного проекта, на линейку собралась вся Пряжинская школа: ровными рядами идут ученики, а чуть в стороне стоит Татьяна Даниловна со своим мужем Юрием Алексеевичем, ребята идут, что-то обсуждают, один класс ее видит — дети тут же бросаются к ней обниматься, второй — то же самое. Она детям: «Миленькие мои, я вас тоже очень люблю, но не нужно ко мне подходить, вы сбиваете строй». А детям — какой там строй: учителя любимого обнять надо.

Был еще один момент. Когда я только задумала писать статью и обсуждала свои планы со знакомым педагогом, она мне и говорит: «А ты знаешь, у Татьяны Даниловны ведь нет профессионального выгорания». На самом деле — 55 лет человек летел на работу, как на крыльях. Как Татьяна Даниловна мне сказала во время интервью: я всегда хотела быть учителем и никогда не жалела о своем выборе.

Любовь — «по наследству»

Киндасово. Дачный домик. На печке сушатся дольки яблок, с обратной стороны печи — помидоры — красные, спелые, так и хочется съесть. За окном — кочаны капусты, каждый размером с хороший арбуз. Забегая вперед, скажу, что огород — это владения Юрия Алексеевича, он там «царь и бог». А цветы всех расцветок — это уже вотчина Татьяны Даниловны. Глядишь на эту пару, и хочется верить в любовь.

Встреча Данила и Анастасии Вирченко, родителей Татьяны, — тоже из разряда «про любовь». Встретились на войне, оба служили на передовой: он — комбат, она — санинструктор и переводчица, пообещали друг другу, что День Победы, если останутся живы, станет днем рождения их семьи. Платье Анастасии потом шила немка, из парашютного шелка.

Папа Татьяны — военный, офицер. Семья много переезжала. Таня родилась в Курске, а в поселке Всходы (Смоленская область) появились на свет ее братья Миша и Саша.

Когда отец уволился из армии по состоянию здоровья, приехали в Пряжу. Мама Тани была карелкой, детство ее прошло в Колатсельге. А отец — заядлый охотник и рыбак, где как ни в Карелии им было поселиться!

Первый выговор

Папа работал в военкомате. Мама сначала была заведующей детского сада, а потом ушла в зверосовхоз — платили хорошо, а детей надо было на ноги ставить. Первое время ютились в маленькой квартирке. Когда приехали в Пряжу, Таня пошла в пятый класс.

«Жили мы в Средней полосе. Про Марию Мелентьеву я, конечно, ничего не слышала, а повели меня в школу — деревянный тротуар, а потом арка, на которой написано «Пряжинская средняя школа им. Героя Советского Союза Марии Мелентьевой». Меня в новой школе приняли очень хорошо. Одноклассники после уроков даже помогали английский подтянуть — я раньше немецкий изучала», — вспоминает Татьяна Рожкова.

Переломным моментом в жизни девочки стало поступление в музыкальную школу, случилось это в 7 классе. Семья большая, дом начали строить, жилось трудно, но родители не отказали — очень уж Таня любила петь. Фортепиано стоило в то время как три среднестатистических зарплаты — роскошь непозволительная. Так что на музыкальном инструменте приходилось дополнительно заниматься в школе после уроков. А в приказе при поступлении было написано, что Таня Вирченко принята в Пряжинскую музыкальную школу под номером один.

Затем как гром среди ясного неба — объявление о том, что Педучилище Пет­розаводска принимает на музыкальное отделение в новом учебном году. Ох, как Таня упрашивала родителей отпустить ее на учебу...

Отпустили. Позднее, когда начали учиться, из-за высокой нагрузки голос девушки стал пропадать. Отправили к врачу. Та вынесла безжалостный вердикт: «Девочка, пока не поздно, бросай это учебное заведение. Тебе учителем не работать».

Тогда директор училища Игорь Пальцев освободил студентку от работы в совхозе летом, поездок на картошку  осенью — только бы доучилась. Словно чувствовал, что впереди — десятилетия педагогической работы. Со временем все пришло в норму.

Во время учебы родители купили домой фортепиано (зарплата — 80 рублей, а оно стоило — 300). Таня о таком подарке не смела даже мечтать.

Наконец, сбылась и другая мечта — пришла работать в родную школу. И спустя некоторое время получила выговор от директора Ильи Злотникова — в учительскую заходить стеснялась. «Учителя тогда были хорошие, настоящие педагоги: Клавдия Велеславова, Ксения Катюхова, Полина Зайцева, Полина Федорова... Большинство вели у меня когда-то уроки. Конечно, с ребятами, которые были всего на несколько лет младше меня, мне было как-то проще», — объясняет причину выговора заслуженный учитель.

Молодая семья

А 31 декабря в жизни Тани случилось еще одно чудо. На танцах в старом Доме культуры встретила молодого и красивого парня Юру, который периодически гостил в Пряже у двоюродного брата Валерия Кононова. Юра девушку заприметил еще в октябре, когда она, племянница местного учителя хореографа Аллы Губаревой, вышла танцевать и стала ошибаться... Подумал: «Эх, фифа такая». Что делать? Спустя полгода пришлось брать в жены!

Но до этого Таня, которая наотрез отказалась праздновать Новый год с Юриными друзьями, привела Юру к себе домой. Молодой человек прошел «боевое крещение» (знакомство с родителями) с честью. А Танина мама потом говорила: «Наш парень — пришел в семью и остался».

Судьба у молодого человека сложилась непростая: мама умерла рано, а самой младшей сестренке Наде было шесть лет. Пришлось ему жить в интернате. Потом пойти на завод токарем, а одновременно — заканчивать вечернюю школу. По выходным играл в духовом оркестре. Как признается сам, в основном на танцах и похоронах. А уже после — из Валдая приехал в Петрозаводск, где поступил в институт на физвоз.

Поженились. Родился сын Леша. В роддоме, который в то время находился в Пряже, все возмущались: «Выписывайте уже Рожкову. Работать невозможно. Все время школьники у окон околачиваются». Школьники, и правда, каждый день по нескольку часов простаивали у роддома, а после рождения мальчика все кричали в окно, чтобы Татьяна Даниловна показала им Лешу.

Юра только успел окончить институт, как оказался на службе. Правда, вместо 3 лет ему необходимо было отслужить всего год (закон вышел: юношей после окончания института забирать в армию всего на год). Служить отправили в Печенгу (Мурманская область). Год пролетел незаметно. Но каждый день супруги писали друг друг письма. Стопка Юриных писем так и хранится, бережно обвязанная тесемками.

Нескучная жизнь

После армии Юра работал в Матросах учителем физкультуры и труда. Потом стал работать в Пряжинской школе (посвятил педагогической работе 45 лет!).

С ребенком на руках Татьяна заочно закончила институт, причем на хорошие отметки. Директор школы все удивлялся: «Что там тебе — стипендию платят, что ли? Можно и на троячки сессию сдать — лишь бы сдала».

Молодых, активных учителей в Пряже знали все. Так получилось, что именно они первыми в Пряжинской школе получили однокомнатную квартиру в новом благоустроенном доме. Это решение одобрили депутаты на одной из районных сессий.

...Учительская самодеятельность. Районные, республиканские конкурсы, хоры и вокальные группы, в которых занимались как дети, так и взрослые. Причем наравне с прекрасной половиной человечества, творчеством занимались мужчины. Еще бы — в школе преподавали 16 мужчин!

Летом — трудовые объединения. Школьники работали в полеводстве, лесничестве, дорожном хозяйстве. На вырученные деньги путешествовали по всему Советскому Союзу. Командовал заработанными средствами комитет комсомола, по необходимости могли купить музыкальные инструменты или перенаправить деньги на другие нужды школы.

В 1980 году из старых деревянных зданий (одно — находилось на месте пришкольной детской площадки, во втором — несколько лет продолжали учиться ребята со 2 по 4 класс) перешли в современное двухэтажное. Переезду предшествовала череда субботников. «Ни одного пятнышка на стеклышке в новой школе быть не должно», — напутствовала учителей и учеников заслуженный педагог Рауха Кальске. Затем, чтобы оформить пустую школу, председатель поселкового совета Алексей Тихонов отдал школе солидную премию, которую поселковый выиграл в одном из конкурсов. Началась кропотливая работа по изготовлению эскизов для нового здания школы, в которой участвовала и Татьяна Рожкова.  По итогам на третьем этаже появилась комсомольская рекреация, на втором — пионерская. Также общими усилиями оформили Ленинский зал и уголок Марии Мелентьевой.

О чем молчат школьные стены?

Тем не менее, отсутствие оформления оказалось не единственной проблемой. В школе было невыносимо холодно. Самым холодным помещением был актовый зал.

Как-то гостями новой поселковой школы стали прима оперетты Людмила Недвижай и известный композитор Геннадий Вавилов — так, чтобы не заморозить деятелей искусства, обогреватели в актовом зале беспрерывно работали всю ночь.

А еще, вспоминая о том времени, Татьяна Рожкова с улыбкой рассказала историю о первом заслуженном учителе Карелии в Пряжинской школе. Зинаида Артемьева преподавала биологию. Все в школе одевались тепло и больше напоминали кочаны капусты, а внезапно (за один день) располневшая Зинаида Зосимовна пришла на педсовет в кримпленовом платье! Тут же все ее окружили  и стали спрашивать — как же так, ведь такой холод. На что учительница просто закатала рукав — под платьем виднелось несколько кофт. Со временем проблемы с отоплением удалось решить.

...Многих прекрасных педагогов уже нет в живых. Многие — вышли на заслуженный отдых. Память о них хранят школьные стены, память живет в сердцах учеников. В моем сердце всегда останется место для родной школы. Не забуду я уроки своего первого и единственного учителя музыки Татьяны Рожковой, учителя, который завоевал вещь более престижную, чем все почетные звания мира, — любовь детей, не забуду и ее мужа — мастера на все руки, хорошего спортсмена, рыбака и огородника — Юрия Рожкова.

Ксения СОРОКИНА