На ощупь — в темноте

Cветлана CеменовичЗакройте глаза и попробуйте пройтись по комнате. Вы видели это место сотни раз: столы, стулья, каждый предмет — и все равно буквально через несколько секунд начинаете беспорядочно во что-то врезаться. Все так же гудит компьютер, за окном со свистом проносятся автомобили, но весь мир заполонила темнота. Страх липко проползает под позвоночником, становится не по себе. Чувство абсолютной беспомощности. Через несколько минут, потирая ушибленные места, вы сможете открыть глаза и шумно выдохнуть. Жительница Пряжи Cветлана Cеменович увидеть окружающий мир уже не сможет.

Недуг

Ее «погружение» в темноту было постепенным, но от этого едва ли менее болезненным. Дочь лесорубов, последний ребенок в семье: мама родила девочку в 45 лет. Папа прошел Великую Отечественную войну, получил инвалидность. Оба — родом из Белоруссии, только из разных областей, а вот встретились в Карелии. Мама приехала на сплав, папа оказался здесь по переселенческому билету. Познакомились в Кудаме. А затем ненадолго вернулись на Родину — просить родительского благословения. Там и расписались.

Проблемы со зрением у Светы начались с рождения. Недуг передался «по наследству»: в семье плохое зрение было у теток. Но поставить малышке диагноз в лесном поселке было некому — не было офтальмолога. До шести лет она видела мир нечетко, родители казались безликими, расплывчатыми силуэтами. Такое видение мира стало для девочки привычным, она даже не представляла, что может быть по-другому. Все изменилось, когда Света пошла в первый класс. Чтобы разобрать буквы, ей приходилось подносить книгу очень близко к глазам. Это не прошло незамеченным. Девочку отправили к врачу, который прописал очки.

Учеба в малокомплектной школе, где было всего три класса, давалась ребенку непросто. Несмотря на очки, она видела только левым глазом. Правый был совсем плохим. Позднее врачи будут удивляться, как глаз может быть настолько старым у молодой женщины. С детства она любила читать, а вот с математикой дела шли не очень: когда правильное решение задачи не удавалось найти ни ей, ни отцу, она с улыбкой называла задачу неразрешимой и даже не пыталась списать ответ перед уроком. Итогом стали тройки в аттестате почти по всем предметам.

Недуг не помешал девочке помогать с домашними делами. С 6 лет Света помогала с заготовкой сена для овец. В 13 лет, когда старшие брат и сестра стали жить отдельно, это стало их с папой обязанностью. Они уходили в Ругу, за 6 км, папа косил траву, а девочка ее собирала и раскладывала сушиться.

Интернат для слепых

Из-за плохого зрения после третьего класса Свету определили в интернат № 23 в Сулажгоре. На тот момент учебное заведение объединило 160 человек со всей Карелии и Северо-Запада. Слепых ребят было всего 10. Каждый преподаватель имел два высших образования, умел читать и писать по Брайлю. В памяти Светы отложилось, как незрячие ребята усердно читали по огромным брайлевским фолиантам.

Немногочисленные классы, внимательные учителя — учеба стремительно взлетела вверх: недавняя троечница превратилась в твердую хорошистку, полюбила алгебру и геометрию, диктанты. Но больше всего Светлане нравилась физкультура — без нее не проходил практически ни один кросс. В седьмом классе добавилось новое увлечение — Света стала петь в школьном хоре.

Родители очень скучали по девочке, писали ей письма. В основном письма писала мама Янина Ивановна, которая закончила 4 класса в школе, где все преподавание велось на польском языке. Письма она тоже писала по-польски. Как вспоминает Светлана, когда-то, в лет 12, она попыталась обучить маму русскому, но дальше буквы А дело не продвинулось. Папа Александр Васильевич, в свою очередь, окончил всего два класса. Но всю жизнь читал газеты и интересовался политикой.

Несмотря на ломаный польский, письма от матери становились настоящим праздником. Традиционно миссия по переводу письма ложилась на плечи учителя немецкого Павла Разинова. На торжественное событие собирался весь класс. И пусть учителю не удавалось разобрать ничего, кроме «Здравствуй, доченька» и «До свидания», все школьники пребывали в восторге, а Света невероятно гордилась оттого, что ее мать — иностранка.

Особые обстоятельства

Учеба давалась хорошо. Дополнительной нагрузкой стала комсомольская деятельность. 11 класс подходил к концу. Предстояло решить, куда идти дальше. Сестра посоветовала идти в училище, чтобы можно было поскорее найти работу и помогать пожилым родителям. Так Света и поступила (впоследствии ей удалось получить высшее образование заочно).

Закончила училище и уже через два года уже работала учителем начальных классов в родной Кудаме. За год работы болела всего один раз: ей дали три дня больничного во время всеобщей эпидемии дизентерии.

Уже тогда школа находилась под угрозой оптимизации, и когда в Пряже, в санаторной школе-интернате, освободилось место воспитателя, она не раздумывала. Работа давалась с переменным успехом. Постепенно втянулась. Особенно любила готовить спектакли с учениками начальной школы. Играла Бабу Ягу, Шапокляк, Деда Мороза. Выполняла рабочие обязанности. Зрение тем временем падало. Правый глаз ослеп полностью. Поставили инвалидность третьей группы, через несколько лет — второй. С работы пришлось уйти. В 2013 году умерла мама. В 2014 году наступила абсолютная слепота. Ни света, ни теней.

Привыкать к жизни на ощупь помогал соцработник, он же оплачивал счета по ЖКУ. Вместе ходили в магазин за продуктами, в аптеку. Очень много Светлане помогали соседи. С их помощью она иногда могла бывать в гостях у пенсионерки Нины Миничны из соседней пятиэтажки.

Готовить и заниматься домашними делами женщина предпочитала сама. Однако призналась, мяса дома она не готовит, если только родственники угощают. Выходит ужасно не вкусно. Так что обходится кашами, супами. Причем каши готовит без соли.

Не бросили в беде и прихожане храма Покрова Богородицы. К Богу женщина пришла после смерти матери. Теплотой и заботой они окружают ее и сегодня.

Жить полной жизнью

Выходить из квартиры в одиночку Светлана решилась далеко не сразу. Сначала рискнула обойти дом. Но идти куда-то за пределы знакомого прямоугольника боялась — дорога, машины... В свободное время слушала аудиокниги, которые друзья закачали в подаренный плеер. Начала вязать. Хотя раньше никогда рукоделием не занималась. Вязать лицевой стороной ее когда-то в детстве научила мама. Вязала одежду для кукол. Шила.

А однажды подумала, неужели я делаю выкройки для кукол, но не смогу «выкроить» путь до соседки? Шла осторожно, просила помощи у прохожих и, наконец, добралась до заветной квартиры. Нина Тихомирова, увидев Светлану на пороге квартиры, не смогла скрыть удивления.

Постепенно Светлана стала самостоятельно ходить по магазинам. А вот в храм ходить в одиночку научилась не сразу. Все посмеивалась, близок локоть, да не укусишь. Постоянно просить знакомых и друзей о помощи было неудобно. В конце концов осмелилась пойти в храм без сопровождения. Племянник купил специальную светоотражающую жилетку, как обычно, Светлана «вооружилась» двумя палками и пошла. Чувствовала, что все прохожие внимательно наблюдают за каждым ее шагом. Если женщина сбивалась с намеченного маршрута и заходила в кусты, ей тут же спешили на помощь.

Теперь любит гулять неподалеку от храма, где почти не бывает машин. Именно в церковном кружке она научилась вязать изнаночной стороной и на четырех спицах, заканчивать вязку. Так что теперь Светлана вяжет не только для кукол, но и для себя. Уже успела связать теплый шарф, шапку и рукавицы. А также — целую коллекцию сумочек.

В храме начала петь в церковном хоре. Священное писание, наравне с классикой и музыкой, слушает на аудиозаписи. В плеере также можно найти слова всех церковных песнопений. Каждое утро женщина начинает с пения, чтобы тренировать память.

В благоустроенной квартире уютно, но аскетично. От телевизора Светлана отказалась давно, чтобы не привязывать себя ко времени и конкретным передачам. Отдала старый диван. Впрочем, нового так и не купила — так в комнате больше свободного пространства. Вместе со Светланой квадратные метры делит кот, которого зовут Милка. Кличка появилась по аналогии с рекламой шоколада. В первоначальном варианте звучала как Милан. Когда-то Милка прибился от соседей.

Надо сказать, что домашний питомец вносит немало хлопот в размеренный быт. Как-то несколько лет назад, когда хозяйка была в больнице и за ним присматривали соседи, умудрился разодрать все обои на кухне. Ремонт помогали делать прихожанки храма Светлана Шакшина и Наталья Ткач.

P.S.: Жизнь «в темноте» полна страхов и смелости. Каждый новый маршрут — вызов себе. Каждый день состоит из преодоления. И все, что остается человеку, — не терять силы духа и идти вперед, вопреки обстоятельствам, которые нельзя изменить.

Ксения СОРОКИНА