Неженские профессии

Марина НиколаеваЖенщина-каюр

Собаки вихрем несутся по белой глади, прокладывая себе путь среди вечнозеленых сосен и стройных берез. В морозном воздухе раздается крик «Стой!» — стая медленно замирает и, высунув языки, пытается отдышаться после быстрого бега. Марина Николаева нежно треплет шерсть своих питомцев — ездовых хаски. Вот уже семь лет она работает главным инструктором в питомнике Николая Столярова: сама составляет упряжки, учит командам неуклюжих непосед, которые потом вырастают во взрослых и послушных собак.

Сама она выявила и лидера этой упряжки — выносливого и умного пса Мачо. Еще щенком будущий вожак стаи не подпускал никого к общей миске, рычал и скалился, а потом, всего лишь в шестимесячном возрасте, научился послушно выполнять все команды и задавать темп всей упряжке. Именно с этой шестеркой Марина выступала на соревнованиях в Петрозаводске и занимала призовые места. А верный вожак, когда она на скорости слетела с нарт в сугроб, остановил всю стаю и не двинулся с места, пока каюр снова не встала на сани.

Собаки из питомников Николая Столярова (а их два: один в Чалне, второй в Кудаме) не только выступают на гонках, но и катают туристов.

— В Кудаме живут выносливые и приспособленные к гонкам на большие расстояния аляскинские хаски, шерсть у них короче, и они более поджарые, проходят по 200 километров в день, — рассказывает Марина. — В Чалне же обитают скоростные ездовые хаски и маламуты, которые развивают скорость до 50 км/ч. Они очень красивые и пушистые, но из-за теплого меха у них может случиться перегрев. Именно эти псы катают туристов по трассам от 500 метров до 1 км в резиденции Талви Укко.

Работать с четвероногими питомцами каюрам приходится с утра и до позднего вечера, без выходных: тренировать, вычесывать, делать массаж. Самое большое внимание уделяется кормлению. Кормят хаски в основном свежим мясом (бараниной, индюшатиной, говядиной), рыбой, в зимнее время добавляют в рацион граммов 150 нерпы, а вместо воды дают сытный мясной бульон. Кроме того, в собачий рацион добавляют витамины, морскую капусту и сухую кровь.

Рубить мясо приходится самим, занимается этим и Марина. Не так-то просто хрупкой женщине и собак запрягать в нарты: нужно крепко завязать потяги, ведь псы начинают нервничать, когда стоят без дела.

— Чтобы стать каюром, необходимо в первую очередь любить животных, ухаживать за ними, обязательно кормить, гулять, чтобы они воспринимали тебя как вожака. Каждый из них требует внимания: когда выбираешь собак для тренировки, начинается настоящий гвалт. Приходится много учиться, читать специальную литературу, помогает и общение с профессиональными кинологами и погонщиками собак. При этом важно постоянно находиться рядом с животными, изучать их повадки. Знания знаниями, но ведь речь идет о живых существах, и большую роль во взаимодействии с собакой играет ее характер, — уверена Марина.

Нина ДорофееваЖенщина без страха и упрека

«Коня на скаку остановит, в горящую избу войдет…» — именно эта цитата из поэмы Некрасова лучше всего характеризует Нину Дорофееву, которая вот уже 14 лет руководит пожарной частью в поселке Эссойла.

— Окончив юридический, хотела работать в милиции, а тут образовалась вакансия в пожарной части, — начинает свой рассказ Нина. — Мне предложили попробовать, и я решилась. В то время мне было 28 лет. А потом, уже работая, получила образование по специальности.

Часть у нас малочисленная, в моем подчинении находится 9-10 человек. За время моей работы полностью сменился штат: кто-то ушел по собственному желанию, кто-то — по возрасту. Из тех, кто трудился до меня, остался один человек. Я понимала, что не каждый мужчина будет готов подчиняться приказам, которые отдает женщина, поэтому, когда набирала сотрудников, обязательно спрашивала, готов ли будущий огнеборец работать под моим началом.

В мои обязанности входит организация караульной службы, профессиональная подготовка личного состава, профилактика пожаров, контроль за обслуживанием техники, пожарно-технического вооружения и за состоянием водоисточников, заполнение текущей документации, составление отчетности и т.д и т.п. (обязанностей — на двух листах печатного текста). Прямая же моя обязанность — это руководство тушением пожара, но приходилось и линию тянуть по сугробам, и со стволом работать. Всегда помогала, насколько хватало моих физических сил. На пожаре бояться некогда, нужна концентрация внимания и слаженные действия, чтобы огонь дальше не ушел, чтобы людей спасти и имущество.

Проблем в части очень много. В первую очередь, мало людей, не можем в полном объеме выполнять поставленные перед нами задачи. Нет противогазов, в результате по технике безопасности не имеем права заходить в задымленный дом или квартиру, а ближайшая помощь прибудет через час-полтора. А еще у нас невысокая зарплата и отсюда — постоянная текучка кадров. Техника старая: на вооружении две пожарные машины, одной из которых 38 лет, тогда как срок эксплуатации пожарного автомобиля — 12 лет. Так что она уже три срока отслужила. Большие проблемы с водоснабжением, т.е. вода-то есть везде, но до нее не добраться. За 14 лет моей работы не построили ни одного пожарного вододоема, ни одного пирса, на все один ответ: денег нет. А обслуживать приходится 25 населенных пунктов — все Эссойльское поселение от Кудамы до Соддера. Район выезда очень большой, отдаленность — 40 км от пожарной части.

Если случается возгорание, дежурная смена (водитель и пожарный) отправляется на выезд, тут же диспетчер вызывает смену, которая должна заступить на следующий день. Она выходит на дежурство и заменяет основной караул до его возвращения.

При возникновении любых чрезвычайных ситуаций (пожар, ДТП) меня вызывают на службу. В вечернее время и выходные прихожу проверять работу караулов, — добавляет напоследок моя собеседница

Дома Нина — любящая жена и мама, и слово мужа Владимира для всей семьи закон. Она любит готовить, печь, выращивает цветы и овощи, делает заготовки. Лес и озеро — те места, где можно отвлечься от проблем и жизненных невзгод. Дети, Арина и Влад, уже учатся в университете, каждое воскресенье приезжают домой, где их ждут разные лакомства и пироги. А еще Нина увлекается верховой ездой — пять лет назад она исполнила свою детскую мечту и приобрела лошадку Гранку.

Вера КоровинаСучкоруб со стажем

В свои 85 Вера Ефтеевна Коровина из Матросов даст фору многим людям помоложе. Улыбчивая и хлебосольная хозяйка, которая еще недавно сама носила дрова и воду (пока жила в неблагоустроенном бараке), за чашкой чая по-свойски рассказывала мне о своем житье-бытье и все повторяла фразу: «Ну, хвастать-то особенно нечем. Ну, раз надо, то расскажу». Муж и сын давно умерли, из родственников только супруга племянника осталась.

— Мне 20 марта будет 86, ну-ка! 36 лет уже на пенсии. Ну да, в 50 лет вышла по льготе — тяжелый труд.

В Матросы мы приехали больше 70 лет тому назад, наготово финны привезли нас сюда из Лодейного Поля — в плен взяли. Мама была, два брата, а отца почти не помню, на войне убили. Год и восемь месяцев жили: голодуха, ни работы, ни бани, ни школы. Спасибо лесу — грибы, ягоды, да к ним-то тоже масло нужно было. Хлеб по четвертинке давали, так что мы хлеба досыта и не ели. Потом наши пришли. Там и пекарню открыли, буханки стали большие печь.

В 18 лет пошла на лесозаготовку. Как я говорила, мужиков сто, а я сто первая. Лес рубили. Без 15 семь нас уже увезут (люди еще спали некоторые) и привезут в 5-6 вечера, темно уже. А машина, бывало, и опоздает, дорога-лежневка была: где-нибудь плаха упадет, машина и не проедет, а мы ждем, пешком не пойдешь 50-60 километров. В каждой бригаде — вальщик, тракторист с чокеровщиком, ну и мы — три сучкоруба, а потом стали экономить, сокращать — по 2 сучкоруба осталось.

Лес валили с корня. Сначала (одну зиму всего) поперечными пилами, а потом появились бензиновые. Елка или сосна упадет — надо рубить сучки, потом их сжечь, дров было мало. Мы не так боялись зимы, даже 28-градусного мороза, как слякоти в октябре. Снег мокрый с неба падает, сучки сырые, и костер плохо горит. Зимой еще копали снег вокруг корня, а снегу порой много даст, так, когда он промерзал, его надо было железом протыкать. Тяжело было физически.

Валят сосны да другие деревья — не одно, не два, а целую ленту, — мы сзади идем и рубим сучки. Трактор едет, чокеровщик, — зачокерует. На щит да на эстакаду привезут на лошадях, а там кряжуют да в штабеля укладывают, десятник принимает. Записали один раз, а потом уже знали — Коровина, Быкова, Козлова… Много женщин было.

Обедали у костра, будок не было. Костер большой — с одной стороны греет, а спина холодная. Еду долго с собой в лес брали, молоко или чай в бутылках — зимой замерзнет во всю бутылку, на костре станем отогревать, а она и лопнет. Потом фляги стали выдавать алюминиевые. Где рыбки возьмем — нажарим, яйца были, хлеба два кусочка, конечно, а потом молоко стали покупать у частников. Затем мужики стали требовать, так начали варить обеды (платили за них, конечно).

Позже появились трактора, пилы, техника различная, а для нас все равно — топор… В первый год помогали мужикам и лес валить. А потом пришла пора — не надо сучкорубов в лес, мы же не хотели из лесу уходить. Сейчас и лесопункта тут нет...

Записала Ксения СОРОКИНА