О судьбах пряжинцев пишут дети

Сегодня, дорогие читатели, вы, не выходя из дома, сможете пережить те же эмоции, которые испытывали юные участники проекта «Судьба человека — 2», когда совместно с наставниками брали интервью у своих героев, жителей Пряжи.

Представленные вашему вниманию работы удостоились наивысших баллов.

В возрастной группе «5-8 классы» первое место занял Артем Петров, учащийся 6 «Б», в своем сочинении он рассказывает о Николае Федоровиче Алексееве. Среди авторов из 9-11 классов лучшей была признана десятиклассница Виталина Родионова, посвятившая свой очерк Зинаиде Николаевне Вороновой.

Николай Федорович АлексеевОРДЕН МУЖЕСТВА

В саркофаг не запрятать смелость,
В саркофаг не запрятать гордость
Тех, кто честно работал дело
Не за рубль, не за чин, не за орден.
И улыбки ребят хороших
В саркофаге не захоронишь.
Тех, кто шел за просто так,
Тех не спрятать в саркофаг.    

Сергей Урывин

Среди наград Российской Федерации особо ценится орден Мужества. Он вручается тем, кто проявил отвагу, спасая людей от преступников, во время стихийных бедствий и катастроф, а также при исполнении служебного, воинского или гражданского долга в опасных условиях. И среди наших земляков-пряжинцев есть герой, награжденный этим серебряным крестом.

В 1986 году на р. Припяти, рядом с Киевом, случилась крупнейшая экологическая катастрофа. Взорвался 4-й энергоблок Чернобыльской атомной станции. Ветер подхватил радиоактивное облако, и невидимая смерть понеслась на Литву, Белоруссию, Украину. В спешке были эвакуированы все местные жители. Они уезжали отсюда, из зараженного края, чтобы спасти свою жизнь. А сюда направились те, кто не пожалел себя и без кого нельзя было справиться с невидимым врагом: милиционеры, водители, химики, физики, военные, строители. Среди них и пожарные-десантники из Северо-Западного округа.

В составе небольшого отряда, который базировался в Петрозаводске, находился наш односельчанин Николай Федорович Алексеев. Ему в то время было 49 лет. Он мог бы и не ехать. Другие, чтобы туда не попасть, увольнялись. А он поехал, потому что понимал: кому-то надо это делать. Он мог бы не брать и своего старшего сына, который состоял у него в отряде. Однако было стыдно: если едет отец, то должен и сын. Иначе что будет? И Федор поехал вместе с отцом.

Они летали с Мозырского аэродрома «в зону» (так называлась 30-километровая территория вокруг разрушенного энергоблока), чтобы тушить пожары. Вертолет специально «расстреливал» облака, чтобы не разносилась радиация. Алексееву выдали прибор для измерения ее уровня — нет, не современный, легкий и компактный, а ДТ-5, тяжелый и громоздкий аппарат, который приходилось носить на спине. Это очень мешало работе. Николай Федорович снимал его, делал замеры — стрелка, как он говорит, «загибалась».

Кругом полыхали лесные пожары. Нужно было бороться с огненной стихией, несмотря на очевидную угрозу для жизни. Несмотря на то, что специальной защиты не было практически никакой. Несмотря на страшную жару. И ребята не жалели себя. Кто-то ведь должен спасать людей от смертельной опасности! И так, в борьбе с невидимой радиацией, прошел целый месяц.

А через год в Чернобыль вновь были вызваны северные ребята. И снова встал вопрос: кому ехать? Те, кто уже побывал в этом пекле, решили: поехать должны они. Незачем другим совать голову в эту петлю. И опять — тушение пожаров. И опять — облучение. И опять — в дозе, превышающей допустимый уровень…

Из двадцати пяти молодых, красивых, полных жизни парней в живых не осталось никого. И сына Федора тоже. Только один он — их командир, их наставник. Николай Федорович Алексеев. Настоящий герой.

Он помог Родине справиться с бедой, спрятать опасность под саркофаг. Только вот как быть с неизбывной виной от того, что из целого отряда молодых ребят судьба пощадила его одного, вдвое старше их?

Артем ПЕТРОВ,
ученик 6 «Б» класса

Зинаида Николаевна ВороноваО ЧЕМ ПОМНИТ СТАРЫЙ ДОМ

Нашу героиню зовут Зинаида Николаевна Воронова. Родилась она в 1939 году, поэтому годы эвакуации помнит плохо, картинками. А вот Пряжу запомнила хорошо.

В мае 1945 года семья Вороновых переехала в наш поселок. Отец уже работал здесь секретарем райкома партии. В центре Пряжи, за памятником Марии Мелентьевой, и сейчас находится большой двухэтажный дом, который стоял здесь еще до войны. Невозможно представить, сколько всего он повидал. После освобождения в этом доме поселились люди, среди которых была маленькая девочка Зина Воронова — она и рассказала об этом. Сначала жили на первом этаже, где было две комнатки. Потом — на втором, уже с тремя комнатами.

Семьи были большие, по шестеро детей. И все крепко дружили между собой. Очень ждали праздники. Все зимние каникулы ходили друг к другу на елку. Отмечали дни рождения и всегда ожидали подарков: хоть три штучки «дунькиной радости» (это конфеты такие, «подушечки») и три печенюшечки. Каникулы проводили очень весело. Картошку пекли: мать на мясорубке прокрутит, даже с корками, плиту намоет и не на сковородке, а вот так, на плите. Такие вкусные лепешки из картошки, вместе с корками. А как все радовались, когда в 1946 году карточки на хлеб отменили! «Счастье было — хлеба наелись», — говорит Зинаида Николаевна.

Как-то на Новый год соседка Надежда Назарова была Дедом Морозом. Шла она по коридору (света тогда не было), чиркнула спичкой... и внезапно на ней загорелась искусственная борода. Все помнит дом.

Зимой первое время очень тяжело было: ведь у Зинаиды с сестрой одни валенки на двоих. Одна в первую смену в них в школу ходила, другая — во вторую. «Сестра приходит домой, валенки скидывает, а я беру их и обуваю», — продолжает свой рассказ Зинаида Николаевна.

А как-то раз один из ребят этого дома, Архипов Гена, нашел мину — там, где поля раньше были, за старым банком. Когда он стал эту мину снимать, она взорвалась, и ему оторвало ногу. Лидии Туюлайнен осколок попал в голову, после чего она умерла, а старшему брату Зинаиды Николаевны — в руку. «Я даже помню, как задрожали стены в доме, настолько сильный был взрыв», — вспоминает она.

Этот дом до сих пор сохранился. Но, наверное, именно эти воспоминания стали для него самыми яркими.

Виталина РОДИОНОВА,
10 класс