Остаться в живых

Петр АрхиповПетр Архипов — коренной житель Крошнозера. В этом году ему исполнилось 83 года. Ребенком он лишился отца — его увез в неизвестность «черный воронок»; пережил войну, голод, потерял руку при взрыве мины. Казалось бы, война закончилась и все плохое должно остаться позади, но и в наше время пожилому мужчине приходится вести борьбу за выживание.

Родовое гнездо

Прародители Петра Ильича испокон веков проживали в селе Крошнозеро. По рассказам бабушки маленький Петя знал, что его предки еще до революции жили в большом двухэтажном доме. Под одной крышей умещалось 27 родственников: тети, дяди, старики и дети. Обязанности были строго распределены: бабушка варила похлебку на большую семью и занималась детьми. Мужчины содержали лавку. В ней продавались товары первой необходимости: иголки, нитки, пуговицы и прочая мелочь. Лавка стояла рядом с домом на берегу озера, в местечке Спиридон-Наволок. За товарами приходилось ездить к купцам в Петрозаводск и Санкт-Петербург. По меркам того времени зажиточной семья не считалась — торговля позволяла ей держаться на плаву. Содержать лавку приходилось по необходимости: по какой-то причине Архиповым выделили совсем маленький участок для земледелия. С приходом Советской власти члены семьи стали покидать родовое гнездо в поисках лучшей доли.

Беда не приходит одна

30-40-е годы 20 века. Время Сталинских репрессий. Волна трагедий докатилась и до старинного карельского села Крошнозеро. По ночам в селе появлялся «черный воронок». Это означало, что кого-то обвинили в шпионаже, вредительстве или в другом правонарушении.

В семью Архиповых беда пришла внезапно: в пожарной части, где работал отец семейства, сгорело одно из помещений. Маленькому Пете исполнилось всего 4 года, когда папу объявили «врагом народа». Это «клеймо» навсегда прикрепилось ко всем домочадцам: к дедушке, бабушке, маме и двум сестрам Пети.

Не успели оправиться от одной беды, как пришлось готовиться к новому испытанию — войне. Великая Оте­чественная война заставила население Карелии покинуть обжитые места. Крошнозерцы также собрали необходимые вещи и тронулись в путь. До Петрозаводска ехали на телегах, а дальше предстояла переправа через Онежское озеро на баржах. Люди усаживались на баржи, тесно прижавшись друг к другу. Шанс добраться на другой берег живым и невредимым оставался небольшим: финские самолеты беспощадно бомбили беженцев. В местечке Чуккозеро Архангельской области (30 км от Архангельска), куда добрались переселенцы, людей ждала еще одна проверка на прочность — голод. «Врагам народа» приходилось особенно нелегко: выданной муки хватало только на два месяца. Другого способа добыть пропитание в заброшенной деревне не было. Без работы и без пригодной для земледелия земли шансов выжить практически не оставалось. Из-за страшного голода вымирали целые семьи. Лишь с появлением работы положение Архиповых улучшилось: мама Петра устроилась на работу по «тыловому обеспечению». Для маленького мальчика это был непонятный набор слов. Он вспоминает, что мама ухаживала за свиньями и коровами, которые содержались в вагонах поезда.

Взрыв

Состав с животными постепенно продвигался по освобожденной от немцев территории к линии фронта. Сейчас пожилой мужчина может только предполагать, что таким образом фронт обеспечивали продуктами питания: мясом и молоком. Петр Ильич рассказал, что за время войны они с мамой исколесили всю Россию, а жить приходилось в одном из вагонов. Иногда состав простаивал в каком-нибудь тупике около месяца. К концу войны семья оказалась в Смоленской области. Только что освобожденная территория еще не остыла после ожесточенных боев. Везде можно было видеть груды земли, перемешанные с трупами людей. Территория при этом оставалась заминированной. Несчастье с Петей и его другом произошло неожиданно. Отбившуюся от стада буренку необходимо было вернуть обратно к рогатой «компании». Они бросились вдогонку, но добежать до коровы мальчишки не успели — прогремел взрыв. Разорвавшаяся мина Пете оторвала руку, а товарищу повредила ногу. Через два месяца лечения в больнице мальчик окреп и его выписали. После окончания войны в «тыловом обеспечении» мирная страна уже не нуждалась. Семье предстояло вернуться в родные края.

Все сам

Год 1946. После долгих скитаний семье Архиповых не терпелось переступить порог родного дома в селе Крошнозеро. Но мечте не суждено было сбыться. Часть деревни Спиридон-Наволока сгорела. Не пощадил огонь и родной дом Архиповых. Своего угла не было, а люди не хотели брать постояльцев. Спустя время вопрос с жильем был решен: жилплощадь выделили с места работы мамы.

В деревне семью недолюб­ливали. Обидное прозвище «враг народа» доносились вслед подростку с любого конца улицы от односельчан, одноклассников и учительницы. Теперь Петр Ильич с улыбкой вспоминает, что та самая учительница была также дочкой «классового врага». Послевоенное время было особенно тяжелым. Мужчина рассказывает, что ему приходилось после школы заниматься заготовкой дров, чтобы как-то помочь маме содержать семью. Мальчику удавалось хорошо орудовать пилой и топором даже одной рукой. Однажды на полях рядом с домом Петр случайно наткнулся на останки солдата: на скелете виднелась истлевшая советская форма, а рядом лежали каска и винтовка...

С мамой жили вместе до тех пор, пока она не умерла. Перед кончиной она сказала, что Петр навсегда останется в одиночестве. Слова оказались пророческими — супруги он себе так и не нашел. Мужчина говорит, что и к этому давно привык. Он умело ведет домашнее хозяйство сам: сажает картошку, варит еду, стирает, ловит рыбу, плотничает, ездит по необходимости на велосипеде. Вплоть до пенсии Петр Ильич работал сторожем в дорожном участке.

Нападение

Несчастье случилось глубокой январской ночью. О стену дома кто-то громко постучал. Петр Ильич выглянул в окно и увидел два темных силуэта. Он их сразу узнал. Это были два местных молодых человека, которые нигде не работали, но при этом испытывали безудержную страсть к спиртному. Подвыпившие мужчины уже наведывались к нему раньше. В тот раз они внезапно ворвались в дом и после слабых сопротивлений старика-инвалида забрали пенсию и спокойно удалились. В злополучный вечер пенсионер отделался несколькими синяками. На этот раз Петр Ильич решил во что бы то ни стало не пускать хулиганов в дом. Те, в свою очередь, настойчиво ломились в закрытую дверь, а потом начали бить стекла на окнах, чтобы проникнуть в жилище. Дед еле успевал отбиваться одной рукой. Силы оказались не равны. Обозленным молодым людям ничего не стоило забраться в дом. На пожилого мужчину градом посыпались удары. Лишь когда в руках преступников оказались сбережения пенсионера, они удалились, оставив избитого старика лежать на полу. Изба быстро выстыла, дед с трудом поднялся и закутался в теплую одежду. Только утром Петр Ильич смог обратиться через случайного прохожего за медицинской помощью и вызвать милицию (мобильного телефона у него нет). Налетчиков быстро нашли и заключили под стражу.

Превозмогая боль, пенсио­нер убрал следы ночной расправы, натопил избу и слег… А через пару дней оказался на операционном столе. Предстояло долгое выздоровление.

После того случая в душе старика поселилась тревога: как бы не нагрянули вновь после освобождения непрошенные гости, так как дать должный отпор Петр Ильич уже им не сможет — силы не те.

Несмотря на пережитые испытания, Петр Ильич всегда с радостью встретит в своем доме тех, кто пришел с добром, предложит чай, поинтересуется делами. Вечерами он смотрит телевизор и узнает местные новости через «районку».

Алина ГАПЕЕВА