По Белому морю к Соловкам

«Есаул, есаул, что ж ты бросил коня, пристрелить не поднялась рука. Есаул, есаул, ты оставил страну, и твой конь под седлом чужака» — звенит по проселочной дороге детский голосок с хрипотцой. Худенький, мозглявый мальчонка в грязных брючинах поет уверенно и даже дерзко. Дома эти слова напевает за столом его батя с наполненным сивухой стаканом в руках. Пацан держит путь к Тамариному причалу, откуда совсем скоро будут отплывать теплоходы с толпами приезжих, покидающих поселок Соловецкий. Посмотрит с грустью вслед судам шестилетний малец, вдохнет морской воздух и потихонечку двинется в обратный путь. Здесь никто никуда не спешит...

Почему-то именно образ этого парнишки, лишенного материнской любви и ищущего людского внимания, елозившего на берегу среди лодок, ярко запечатлелся у меня в памяти после поездки на Соловки пару недель назад. Он как будто отражает с одной стороны величие святого и мученического места, а с другой — заброшенность людей, здесь проживающих...

В свободном полете

Поездку мы запланировали с подругой из Эссойлы на конец июля. За семь часов добрались на автобусе турпоператора из Петрозаводска до Беломорска. Надо сказать, что беломорский полуразрушенный порт представляет печальное зрелище. Впереди нас ожидало четыре часа по Белому морю на теплоходе «Сапфир».

В хорошую погоду путь до Соловков радует глаз. Погода отличная, небо светлое, так и жмется к водной глади. Наш кораблик носом разрезает зеркальную поверхность воды стального цвета, игривый ветер трепает непослушные пряди волос, а над головой в низком полете кричат вездесущие чайки — попрошайничают, как голуби, ловят корм в воздухе и нагло требуют добавки. А мы хватаем фотоаппараты и снимаем, снимаем, снимаем их танец в воздухе...

Вот вдали появляются небольшие острова, а затем и заветные маковки монастыря на Большом Соловецком острове — крупнейшем острове архипелага. Кто-то едет сюда отдыхать, кто-то думать, а кто-то молиться. Мы же едем на Соловки, чтобы за несколько часов окунуться в историю, пережить те далекие времена, пропитанные болью и кровью, постигнуть дела человеческие, ужаснуться им или удивиться.

Погружение в историю

Путешествие по Соловкам, как правило, начинается с обзорной экскурсии по монастырю. Надо заметить, что эти экскурсии нескончаемо долгие. В течение трех часов мы слушали рассказ гида, знакомясь с противоречивой историей овеянного легендами Соловецкого монастыря.

Монашеская обитель существовала здесь с 1430 года, затем кресты были снесены и в церквях и кельях расположились бараки СЛОНа (Соловецкого лагеря особого назначения). Во время Великой Отечественной войны в кремле размещалась часть Соловецкой школы юнг, а спустя 20 лет был основан Соловецкий государственный историко-архитектурный и природный музей-заповедник. С 1990 года здесь снова звонят колокола, живут монахи, проходят службы и молятся паломники со всей России.

Монастырские трапезы

В конце экскурсии желудок предательски начинает возмущаться. К счастью, на острове не так давно монастырская трапезная открыла свои двери и для туристов. Увидев в меню салатики из капусты, тушеные овощи и пирожки, я поинтересовалась у повара, есть ли блюда из мяса. Злобно зыркнув в мою сторону, женщина дала отрицательный ответ. Ну что же, пришлось побаловать себя тушеной брокколи с морковкой да селедочкой с картофелем. Еда простая, но вкусная. И сдоба здесь вкуснейшая — ароматный пирожковый дух витает в стенах монастыря.

Неспешная жизнь

До отплытия с острова оставалось полтора часа. Это время мы уделили знакомству с поселком Соловецкий, который существует вокруг монастыря, и отчасти благодаря монастырю. В поселке живут порядка 800 человек. Запустение и необитаемость ему не грозят: монахи и послушники, привыкшие к размеренной жизни острова, пожилые люди и даже отдельная молодежь не покидают родных мест.

В принципе, здесь есть все необходимое: магазины, больница, почта, школа, дизельная электростанция, которая питает поселок электричеством, и даже (!) отделение банка (наши поселки, взять хоть ту же Эссойлу с населением в три раза больше, не могут этим похвастать). В период навигации местные жители стараются заработать как можно больше денег на туристах. По словам гида, продукты питания здесь втридорога, жилье в частном секторе дороже, чем на юге — 1000 рублей в сутки за койко-место.

То тут, то там на острове магазинчики с сувенирами. Много изделий из глины, бересты, чаи, большим спросом пользуются северные пряники «Козули». А еще в Соловецком можно посетить магазин продукции из местных водорослей, которую производят в Архангельске. Агар-агар, маски для лица и вытяжки из водорослей, ламинарии для добавления в пищу — ассортимент на любой вкус, но не на любой кошелек. 200 гр мармелада из водорослей, к слову, стоит порядка 200 рублей.

Причуды природы

Монастырь и поселок — это лишь малая часть Большого Соловецкого острова. В основном это — лес и озера. Озер там более шестисот, часть из них объединены в единую систему каналами.

Природа на Соловках красива. Это чистый воздух, запахи трав и деревьев, моря и водорослей... Березы здесь причудливой формы из-за постоянного воздействия ветра. В лесу нет крупных хищников, ядовитых змей, клещей, ходить там можно совершенно без опаски.

Коровы и козы на острове, пасущие у стен монастыря да на берегу морюшка, — привычное дело. Нравится мне во все глаза наблюдать за этими животными — они напоминают детство, сенокосную пору в родном поселке.

Отчаливаем

Времени, проведенного на острове, катастрофически не хватило. Мы не посетили Заяцкий остров, Ботанический сад, Секирную году, Белужий мыс и другие соловецкие достопримечательности. До боли захотелось остаться здесь на ночь. Погулять босыми ногами по берегу, усеянному галькой, полюбоваться здешним закатом в тишине и уединении.

Но впереди нас ждет 4-х часовая дорога. Бросаем последний взгляд на древние стены монастыря и отчаливаем с желанием вернуться.

Ольга ИВАНОВА