С риском для жизни

Программа переселения из аварийного жилья оставляет после себя вещественные следы: горы обломков, оставшихся от разрушенных деревянных домов. Высятся эти груды тут и там, на протяжении нескольких недель вызывая беспокойство жильцов близлежащих домов, заставляя слегка морщиться проходящих мимо людей. А рядом с развалинами гордо «красуются» покосившиеся сараи, в которых нередко собираются дети. Убрать вместе с домами опасные хозпостройки почему-то никто не торопится...

Вот и жительницу улицы Северной Нину Цимерман не особенно радуют два разваленных по соседству дома. Но еще сильнее женщину беспокоит то, что эти груды обломков могут в любую минуту превратиться в два гигантских костра.

— Две недели назад, когда два дома на нашей улице развалили, а это было в пятницу, рабочие пообещали, что в понедельник все начнут убирать. Естественно, в понедельник никто не приехал. И если из дома, «снесенного» напротив, соседи вывезли целую машину стройматериалов — он все-таки был бревенчатый, то дом, прилегающий к нашему, так и остался лежать никому не нужный. Все дело в том, что он является щитовым (как и наш), и материалы, из которых он состоит, большой ценности не представляют. Зато стружка, торчащая наружу, из того, что некогда было стенами, вероятнее всего, отлично горит. Улица проходная: кто-то возвращается с озера, причем не всегда трезвый, школьники на каникулах нередко мимо проходят. К сожалению, идут чаще всего с сигаретами. Бросят окурок в эту груду — начнется пожар. Ведь, действительно, маленькой искры хватит, чтобы это все загорелось! А так как западный ветер преобладает, мы даже выскочить из дома не успеем, случись что. Наш сосед — инвалид I группы. Мой супруг — II. Мне уже пошел восьмой десяток. Когда я рассказала о проблеме министру строительства, ЖКХ и энергетики РК Александру Ломако в День единого приема, то он посоветовал письменно обратиться в поселковый и пожарную инспекцию. Я уже немолодая женщина, разве мое дело — ходить по разным инстанциям, писать жалобы? Разве это не обязанность поселения? Обращалась я и в поселковый. Там мне сказали, что, когда начнется уборка, наш дом постараются убрать первым. Только я не уверена, что раньше не случится беды. Сгорит ведь вся улица. Раньше дома стояли компактно, расстояние от одного дома до другого было достаточным, теперь этот промежуток закидали хламом. Вообще, дома ведь у нас не сносят — разваливают. Если бы дом был снесен, то осталось бы голое место.

До того, как дома снесли, надо было следить, чтобы там не собиралась молодежь. Теперь приходится следить, чтобы не случилось пожара — по мере сил. Когда же это закончится? — задается вопросом Нина Петровна.

В администрации Пряжинского поселения сообщили, что вывозить строи­тельный мусор начнут со следующей недели. Начать расчистку территории не могут, пока не будет урегулирована ситуация со свалкой ТБО, расположенной неподалеку от Пряжи. Сейчас туда не принимают строительные отходы.

Ксения СОРОКИНА