Трагедия «мирного» атома

33 года назад мир перевернулся. Взрыв на 4 энергоблоке Чернобыльской АЭС разделил историю человечества на две части: «до» и «после» Чернобыля. Однако жизнь не стоит на месте: сегодня «ядерная мекка» открыта для посещений, да и сколько предметов из зоны отчуждения за эти годы отправилось странствовать по миру, расхищалось и продавалось?

Когда-то в городах-призраках хоронили листья, деревья, почву, дома. А еще намывали крыши, стены — проводили дезактивацию. Все продукты (молоко, мясо, овощи) превращались в радиоактивные отходы. Даже люди, побывавшие в эпицентре катастрофы, становились радиоактивными объектами с высокой плотностью заражения. И страшно умирали. Но это было когда-то, а сегодня в зоне живут люди. Сюда стягиваются зэки, авантюристы, рыболовы и охотники. Зона кажется безопасной. А чернобыльцы до сих пор пожинают страшные плоды соприкосновения с «мирным атомом». Жизнь многих превратилась в сплошное хождение по больницам.

И пусть Чернобыль кажется далеким. Много ли пишут о состоянии саркофага (уже второго), построенного над разрушенным реактором? О революции на Майдане говорят, пожалуй, чаще. Но так ли далека эта трагедия?

На прошлой неделе сертификат на приобретение жилого помещения, который действует на территории Республики Карелия, получил 70-летний чернобылец из Чалны Виктор Филатов.

В зону отчуждения мужчина попал в 1987 году, через год после трагедии, оставив дома жену и двух сыновей, старшему сыну Денису в это время было 12 лет, младшему Андрею — всего 6 месяцев. В Чернобыль 38-летний Виктор Николаевич попал по призыву. Занимался дезактивацией стен четвертого энергоблока. Через несколько дней работы пропал голос. Чтобы восстановиться, ровно сутки разрешили «отсидеться» в километровой зоне. Через три месяца благополучно вернулся домой.

Сейчас трудно сказать, насколько на здоровье мужчины сказалось пребывание в Чернобыле. По больницам ходить не любил, а если и возникали проблемы, то всегда рядом была любящая жена Нина и двое сыновей — четыре дополнительных руки. Большой радостью для деда стали также внук и внучка.

Ксения СОРОКИНА