В переселении отказать!

В этом году в рамках новой программы переселения из аварийного жилья, рассчитанной на 2019-2025 годы, в Пряжинском районе будут расселены только два дома. И это при том, что в любом поселении района можно обнаружить десятки аварийных домов, внешний вид которых уже «кричит» о крайней степени аварийности, однако без заключения специальных комиссий дом, из которого видно звезды, к примеру, в список аварийных не попадет. Казалось бы, вот он — «потолок» формального подхода, но не тут-то было: дома, которые были признаны аварийными в 2014-2015 годах, вылетели из новой программы переселения.

Справедливость в зале суда

Что могло послужить причиной такого вопиющего факта? А факт, на самом деле, вопиющий — десятки фактически аварийных домов нуждаются в переселении, государство предлагает «инструмент» для решения проблемы — региональную адресную программу, но даже те дома, которые первоначально посчитали подлежащими переселению, из программы были исключены (в целом в районе в текущую программу попали всего два дома)! Причиной такого произвола стала ошибка, допущенная администрациями поселений: местные власти не привлекли к обследованию домов специализированную организацию, заключение которой необходимо для признания дома аварийным.

Впоследствии в 2017 году дома вновь были признаны аварийными, после того, как муниципальный фонд был передан в введение администрации Пряжинского муниципального района. Вместе с тем, три года никто: ни администрация Пряжинского района, ни даже Минстрой РК, не замечали того, что в документах от 2014-2015 годов по признанию домов аварийными не хватает жизненно важного заключения специализированной организации. Ошибку заметили только в 2017 году, а людям, которые стали заложниками формализма и фатальной неосведомленности чиновников об условиях признания домов аварийными и даже не знали, что их дома сняты из текущей программы, необходимо прожить еще лет 10 в аварийном жилье, чтобы дождаться своей очереди на переселение.

Безусловно, далеко не все граждане согласились с необходимостью отвечать за чужие «недоработки». Справедливости они были вынуждены добиваться в зале суда. И справедливость восторжествовала: суд встал на сторону жителей. Таким образом, дома, аварийность которых благодаря решению суда осталась «закреплена» за 2014 годом, должны были попасть в текущую программу. Но и здесь все оказалось не так гладко: на текущую программу переселения в бюджете уже было заложено определенное финансирование, которое не было рассчитано на появление еще нескольких десятков домов. В то же время по закону, до момента расселения, люди, чьи дома признаны аварийными, могут рассчитывать на жилье из маневренного фонда. Только вот подходящих для временного проживания благоустроенных помещений в районе тоже не оказалось. И в этот административный «тупик» зашли люди, которые хотя бы попытались отыскать правду, но есть ведь и те, кто до зала судебных заседаний пока не дошел... Вместе с тем, судебные тяжбы для граждан, которые защитили свою правоту в суде первой инстанции, еще не закончены — Министерство строительства, ЖКХ и энергетики РК пытается обжаловать принятые судом решения.

Фактически аварийный

Святозеро. Советская, 8 — если есть на свете рай, то он, определенно, находится в другом месте. Старая полуразвалившаяся двухэтажная хибара грустно взирает на мир в ожидании переселения. Здесь проживает пенсионерка, о которой благодаря республиканским изданиям в Карелии уже наслышаны. Зовут ее Ольга Ошкина. Ольга Петровна. Она — «счастливая» обладательница трехкомнатной квартиры на втором этаже дома. Статья о ее не слишком радостной участи вышла зимой текущего года. Но не стала для пожилой женщины «билетом» в новую жизнь. Она по-прежнему живет в доме, аварийность которого видна невооруженным глазом. «Последних могикан» — людей, кто не может себе позволить уехать на постой к родственникам насовсем или снять квартиру, здесь проживают единицы: Ольга Петровна да соседи внизу. В их распоряжении пустой 8-квартирный дом. Соседей дома практически не бывает. Вот и получается, что натопить дом в холодное время года невозможно — никаких дров не хватит.

Дом, как и многие другие, сначала признали аварийным, потом из-за ошибки властей сняли из программы, а затем признали аварийным вновь. Осталось только подождать несколько лет — до новой программы, то есть предположительный срок расселения — после 2025 года. Если, конечно, программа будет продолжена! При этом Ольге Петровне как владельцу частной квартиры нужно возместить расходы, понесенные администрацией Пряжинского национального муниципального района при проведении обследования технического состояния многоквартирного дома, а именно: 1326 рублей 60 копеек (вклад в новую комфортабельную жизнь). В случае неоплаты администрация обратится в суд.

Жуткий подъезд, заколоченные двери, облупившаяся краска, перекошенная лестница, неимоверный холод в квартире уже в сентябре дополнили интеллигентные любители горячительных напитков, которые при виде незваных гостей, галантно ретировались из подъезда, уточнив время.

Как водится, вопреки всем проблемам, счета по обслуживанию дома приходят с завидным постоянством: еще бы, такие «хоромы»!

Маневренный и отсутствующий

Естественным желанием женщины стало временное переселение в маневренный фонд.

«На сегодняшний день свободных жилых помещений муниципального жилищного фонда, отвечающих требованиям предоставления жилого помещения, находящихся в собственности Пряжинского национального муниципального района, не имеется.

При освобождении муниципального жилого помещения на территории Святозерского сельского поселения Пряжинского района, отвечающего требованиям предоставления жилого помещения, вопрос о предоставлении Вам жилья будет рассмотрен», — сообщалось в официальном ответе администрации района, подписанным Романом Петровым.

Единственным вариантом для переселения в обозримом будущем стала неблагоустроенная, но новая квартира в Верхних Важинах. Дровяное отопление, колодец, до которого еще необходимо добраться, отсутствие ежедневного автобусного сообщения и медицинской помощи...

Ольга Петровна безуспешно продолжает искать правду в различных инстанциях. Ну а пока — налицо очередной административный «тупик», «заложниками» которого стали сотни, если не тысячи, обычных людей, вынужденных ждать своего шанса на жизнь с комфортом.

Ксения СОРОКИНА