Вовек нам не забыть Афганистана

Пусть десять или двадцать лет пройдет,
И время врачевать умеет раны,
Давайте помнить тех, кто не придет,
Нельзя нам забывать Афганистана.

Четверть века минуло с тех пор, как отгремели последние залпы по ту сторону южной границы и советские войска покинули пределы Республики Афганистан. Десятилетняя кровопролитная и жестокая война в чужой стране, куда волею всесильных правителей наши солдаты были посланы исполнять интернациональный долг, страшной болью отозвалась в сердцах всего народа. «Черные тюльпаны» и цинковые гробы, потянувшиеся на Родину, сотни молодых загубленных жизней, искалеченных судеб, почерневших от горя матерей и до сей поры остаются горьким укором той эпохи. И каждый раз в середине февраля в день полного вывода наших войск из Афганистана мы кланяемся великому мужеству, терпению и стойкости защитников Отечества, умевших геройски воевать во все времена истории.

День сегодняшний хранит в памяти воспоминания тех, кто прошел трудными дорогами Афганской войны, кому вовек не забыть боль потерь боевых товарищей, свист пуль в горах, атаки и засады. Тяжкий груз черного афганского десятилетия навсегда в сердцах почти сорока наших земляков, в разные годы проходивших там воинскую службу. Юрий Степанович Лобинский из Эссойлы, один из воинов-афганцев, поделился воспоминаниями о тех событиях.

Юрий ЛобинскийКомсомольцы, вперед!

В армию его призвали осенью 1979-го. У эссойльского паренька, которому шел уже 22-й год, успевшему поработать после школы и поступившему в профтехучилище, была не раз продлевавшаяся отсрочка от службы по зрению. Никто же тогда не знал, что нашим войскам на тот момент срочно потребовалось пополнение — война витала в воздухе, и брали всех подчистую, кто мог держать в руках оружие.

В Каменке под Выборгом, в дивизионном учебном центре, Юра Лобинский вместе с другими новобранцами проходил курс молодого бойца, получил воинскую специальность связиста.

Тот год близился к финишу, а война стартовала. Вчерашних мальчишек, необстрелянных ребят однажды выстроили на плацу и приказали шагнуть вперед комсомольцам. В строю осталось человек 400. Назавтра всем им выдали новенькие комсомольские билеты, и мотострелковый полк в составе знаменитой 40-й армии потянулся к южным рубежам нашей Родины. Высокая честь геройски погибнуть в бою была уготована лишь членам ВЛКСМ.

Они были первыми

Уже на втором месяце войны, необъявленной, бессмысленной, суровой, их воинское подразделение расположилось в горячих степях под Шиндандом на Кандагарском направлении. Основная международная миссия наших войск — защита мирного афганского населения от воинствующей агрессии моджахедов, а попросту бесконечная кровавая резня с душманами.

Резкая перемена непривычного климата способна была без войны подкосить любого нашего бойца, адаптация в военно-полевых условиях стала первым серьезным испытанием на прочность для прибывших солдат. Малярия, лихорадка, дизентерия, желтуха заполонили госпитали и санчасти. Под палящим солнцем, накалявшем температуру воздуха до 70 градусов, в окружении раскаленных песков и суховея-афганца нестерпимо мучила жажда. Вода была в дефиците, ее воровали, сливали с машин — лишь бы напиться.

На бойцов, не нюхавших пороху и учившихся воевать по ходу дела, на неподготовленных к специфическим условиям ведения боя командиров смерть валом обрушилась с первых дней боевых операций. За два часа почти что партизанской войны в горах гибли по 100-200 солдат, от роты в живых порой оставался с десяток. Больше других доставалось разведчикам и пехоте. Зажатые в горных ущельях взводы крамсались на куски от душманских подрывов. Духи с особой жестокостью воевали с иноверцами, умышленно уродовали тела погибших, издевались над ранеными, истязали пленных.

Тюльпан в небе

Неокрепшая юношеская психика подчас не выдерживала каждодневного пекла, случались самострелы, членовредительство, поиск скорой смерти. Но даже не это было самым тяжким, когда притупился страх, когда привыкли передвигаться только с автоматом, когда по нескольку дней скупыми строчками, прерванными внезапной атакой, писалось домой одно письмо и солдаты спали по 2 часа в сутки. Невыносимой болью и душевным надрывом было сопровождение на Родину «груза 200». Печально знаменитый транспортный самолет, метко названный «Черным тюльпаном», вез родителям долгожданных любимых сыночков в закрытых цинковых гробах. Кто-то мудрый однажды придумал, будто легче будет обезумевшим от горя и невосполнимой потери родным, если привезет им дурную весть и останки солдата его сослуживец, такой же молодой боец с измученной совестью, что остался живым.

Юру эта горькая чаша миновала. В апреле 1980 года в одном из боев он получил легкое осколочное ранение. Необходимую помощь спешно оказали в медсанбате, и снова в строй, при массовой гибели каждый боец на счету.

О наградах и почестях, конечно, тогда не задумывались. Жив остался — вот высшая награда. Полагали, вот кончится война, вернемся домой победителями и Родина щедро отблагодарит каждого...

Медаль на отпуск

В их артиллерийском дивизионе, где Юрий служил радистом, командиры по-отечески относились к ребятам, может быть поэтому и участи сопровождавшего счастливо удалось избежать. Без того сердце рвалось от многочисленных солдатских потерь, тех, с кем еще вчера разделял нелегкую воинскую ношу, успел подружиться, с кем делился последним глотком воды или ел из одного котелка.

После успешного выполнения одного из заданий по бесперебойному обеспечению связи, которая в военных условиях высоко ценится, его вызвал к себе командир и предложил на выбор поощрение — медаль «За боевые заслуги» или же отпуск на 10 суток домой. Лобинский выбрал отпуск. Он сам к тому времени, будучи сержантом, служил уже зам. комвзвода. Вместе с дорогой отпуск растягивался на целых 20 дней. Перспектива хоть на такой срок оторваться от военных действий, побывать в родных краях (кто его знает, может, больше не доведется) была куда как заманчивой.

В ноябре 1981-го он демобилизовался. А война продолжалась, день ото дня собирая свою смертельную жатву. Двое ребят из нашего района в числе погибших. В самом конце этого трагического десятилетия, в 1988 году, за мужество и воинскую доблесть, проявленные при выполнении интернационального долга в Республике Афганистан, Указом Президиума Верховного Совета СССР Юрий Лобинский был награжден Почетной грамотой, подписанной самим М. Горбачевым.

Вслед за Юрой еще восемь парней из Эссойлы в разные годы прошли Афган. По-разному сложились их судьбы, но каждый раз у «Черного тюльпана» — мемориала в столице Карелии, ставшего традиционным местом встречи воинов-афганцев, они, уже все в солидном возрасте, непременно вспоминают боевые пути-дороги в далекой чужой стране, погибших друзей, опаленную войной молодость. Время не властно над памятью.

Тамара БОГДАНОВА