Жизнь и судьба Петра Макарова

Петр Макаров с дочерью ЛюдмилойВ воскресенье, 28 июля, 90 лет исполнится святозерцу Петру Макарову.

Отец двоих дочерей, заядлый рыбак, тракторист и крайне немногословный человек. И, правда, к чему лишние слова... «Все, как у всех», — пожалуй, мог бы сказать он про себя, если бы не дочь Людмила, которая помогла направить беседу в нужное русло.

Вместо предисловия

Петр Иванович встретил нас у порога. Дочь суетилась на кухне в ожидании гостей. Илья Репин мог бы по этому случаю написать картину «Вас ждали»...

И началось самое сложное: рассказ о нескольких десятилетиях жизни в часовой беседе. Попробуйте описать 89 лет на нескольких страницах. Если сжать Вселенную до яблока, получится то же самое. На самом деле, узнать незнакомого человека за столь короткое время ничуть не легче, чем разгадать загадку Джоконды.

Плохое место

Если человеку за восемьдесять, то его, так или иначе, затронула война. В принципе, это люди другого поколения, детство которых прошло в работе, в дома к которым не раз стучался голод. Они знают цену жизни, цену хлеба, цену Победы в 1945 году и все еще не могут пережить развал Советского Союза.

Война... Петру было 12, когда она началась. Уроженец небольшой деревни Кара, как и многие, оказался в эвакуации. Папа погиб в 1939 году, в Советско-финскую войну, так что забота о двух братьях (Петре и Василии) легла на плечи матери. Эвакуировали их в «плохое место»: колхоз, где они оказались, и до войны считался захудалым. Хлеба давали по 200 граммов. Было голодно. А еще постоянно донимал холод. До войны Петя успел окончить 3 класса в Важинской Пристани. Продолжить обучение не вышло. Школу от места, где находились эвакуированные, отделяло 2 километра. И если осенью плохо обутому и одетому мальчику удавалось преодолеть это расстояние, то с наступлением холодов об учебе пришлось забыть. Да, и какая учеба, когда работы непочатый край! Дети помогали, чем могли. Приходилось боронить, перевозить легкие грузы на телегах — делать все, только бы не оказаться лишним ртом.

Ни дня без работы

Потом вернулись в родные края. В покинутом на время эвакуации доме жили беженцы, но после возвращения законных владельцев им пришлось переехать. И снова — семья вынуждена была потуже затянуть пояса и много работать. Зимой Петр трудился на лесозаготовках. Перевозил лес, а ночью нужно было следить за лошадью — единственная лошадка была на вес золота, не уследишь — прямая дорога в казенный дом. Летом — пахота.

Потом 3,5 года в армии. Служить направили в Вологодскую область. Служил хорошо, за полгода до окончания службы получил отпуск на 10 дней (отпуска в то время давали редко, и то только тому, кто отличится в боевой подготовке). Ехать домой Петр не хотел, даже к заместителю политчасти ходил. «Мать одна, в колхозе за палочки работает. Холодно, голодно. Еще я туда приеду, 10 дней кушать», — убеждал он начальство. Но приказ есть приказ.

После армии отучился в поселке Матросы на тракториста. Получил направление на работу в новом лесопункте, который открылся в Верхних Важинах. Первое время, до поздней осени, спал на чердаке у знакомых — не было ни общежития, ни свободных квартир.

На 28 году жизни встретил любовь. Девушку звали Валентина. В браке родилось двое детей. Как и муж, она работала в леспромохозе. Но ее здоровье необратимо подточила война.

Петр сутками проводил на работе. Бывало, что и по ночам приходилось мужчине чинить капризную технику, которая работала на газочурках. Ночь чинит, утром надо лес трелевать.

«До самой пенсии на тракторе работал, и все в одном леспромхозе. Сначала лес трелевал, а потом дорогу прокладывал. Через гати, ручьи. Пни выкорчевывать надо было. Развороты для лесовозов делать. Летом в тракторе до того жарко, что домой придет — кровь из носа у него хлещет, так что остановить нельзя... А поесть на работе порой совсем не успевал. Придет — весь обед, что накануне с собой взял, обратно принесет. Мы с сестрой Надей этого не понимали, залезали в сумку и искали гостинцы от зайчика», — рассказала Людмила.

В субботу был короткий день. Так что после обеда Петр с братом отправлялись с ночевкой на озеро или в лес. Удили рыбу, собирали ягоды или грибы.

А еще нужно было успевать все дела по хозяйству сделать. Держали коз, кур, сажали картошку.

Живая история

«Папа для нас с сестрой всегда был авторитетом. Хоть из-за работы мы его и не так часто видели. Он у нас на все руки мастер — три лодки сам построил. И порядок любит. В гараже всегда все было на своем месте, как в хирургическом отделении. На рыбалку он у нас только в 85 лет перестал ходить — здоровье уже не позволяло. До сих пор на озеро смотрит с тоской. А сколько всего рассказать может! Он у нас уже живая история», — уверена дочь.

А что можно пожелать человеку, который сам стал частью истории? Долгих лет и крепкого здоровья!

Ксения СОРОКИНА