Зомбиленд

Зомби-апокалипсис — излюбленный сценарий многих фильмов ужасов, но, в отличие от леденящего душу хоррора с ходячими мертвецами, обыденная жизнь не столь остросюжетна, хотя столкнуться с «зомби» на улицах любого населенного пункта особенного труда не составит. Возможно, вы уже один из них… Или я...

Казаться, а не быть

Кто, к примеру, не бывал на Невском проспекте в Санкт-Петербурге? Людская толпа спешит по своим делам, и кто-нибудь, уставившись в смартфон, непременно врезается в чугунный/железобетонный фонарь (не могу со стопроцентной уверенностью утверждать, из какого они сделаны материала). Да, зрелище не для слабонервных. Еще интересно понаблюдать за концертом на Дворцовой площади: количество людей, которые снимают происходящее на сцене, вместо того чтобы просто наслаждаться зрелищем, зашкаливает. И нет, это не слет юных видеооператоров. Я думаю, «экранка» (киноновинка, которую записывают прямо во время показа в кинотеатре, обычно ужасного качества) и та была бы лучше. Ну а потребность в бесчисленных селфи (автопортреты, сделанные с помощью фотоаппарата или телефона, удерживаемого на вытянутых руках) вообще за гранью добра и зла. И все это: «зависать» в социальных сетях, ежеминутно проверяя там свою страничку, создавать какой-то топовый, пользующийся популярностью образ — именно потребности. Переформулирую классику: сегодня мы стремимся казаться, а не быть.

Нет личному пространству

Кто-то беспокоится о том, что Большой Брат в виде государства следит за нами. Что ж, я искренне сочувствую тому ФСБшнику, которому нужно будет копаться в моих сообщениях в социальной сети — ему придется нанимать психолога. А я еще довольно начитанный и неглупый в целом индивид, если же взять какого-нибудь малолетнего блогера («сегодня я съем 10 ложек цианида, потому что меня об этом попросил некто, и запишу это на видео» — утрирую, они там обычно соль едят, а еще любят давать оценку происходящим событиям), тогда представителю государственной структуры должны выдавать уже яд, дабы безболезненно покончить с его мучениями.

На самом деле проблема есть — в большинстве случаев достаточно добавить человека в друзья, чтобы узнать о нем практически все, вплоть до цвета любимых трусов и клички собачки (и это даже не взламывая пароля, не имея доступа к личным перепискам). Все выставляется напоказ: любимая еда (завтрак, обед и ужин), цвет кала у ребенка (маленькие дети становятся героями каждодневных однотипных фотоссесий, я лично не уверена, что хотела бы увидеть свое фото на горшке на страничке у мамы), семейные проблемы (почитай цитаты и статусы, которые человек публикует на своей странице). Не то инстинкт самосохранения у людей начал массово пропадать, не то исчезла необходимость в личном пространстве.

Зомбоящик

Старшее поколение сейчас начнет согласно кивать: да, не та нынче молодежь, мы-то ни в каких ВКонтактах или Инстаграмах не сидим. Так вот, я не знаю, что хуже, — безграничная свобода интернета или ограниченная свобода экрана телевизора, где каждые пять минут навязывают марку качественного стирального порошка или геля против облысения.

По ТВ у нас либо насилие, либо мыльные оперы, цель которых — оставлять мозг в состоянии беспробудного сна. Некачественные дороги, цены растут — у нас 325 серия про деревенскую девушку Лукерью, покоряющую Москву, или про честного мента, который не поддается коррупции и в одиночку уничтожает преступные синдикаты (ну а что — потребность в справедливости хотя бы на голубом экране должна быть удовлетворена).

Все мы потребители

Вывод один: все мы, независимо от возраста, насквозь прозомбированы. Иногда складывается ощущение, что и на жизнь мы смотрим через стеклянную призму. Где-то целый город пострадал от землетрясения — в нас ничего не дрогнет. Избивают или насилуют девушку — сама напросилась, и потом припишут целую историю о легком поведении. Дети издеваются над животными — их защищают родители: «они же дети».

Мы — цинники, мы — реалисты, мы найдем тысячу оправданий, чтобы не помогать ближнему и не замечать проблем. Даже детям скорее готовы вручить планшет, чем проводить с ними больше времени, а потом долго удивляемся: что выросло? А вот рассуждать на любые темы, даже имея о них самое приблизительное представление, — это всегда пожалуйста. К слову, у нас и демократия преимущественно кухонная, со свободой осуждать и выносить словесные вердикты.

Ксения СОРОКИНА